QR-коды вернутся Правительству бумерангом

QR-коды вернутся Правительству бумерангом

Истории 22 декабря 2021 Светлана Цикулина

В середине января скандальный законопроект о введении QR-кодов, повторно отправленный на обсуждение в регионы, вернётся в Госдуму. Пройдёт ли документ все стадии одобрения – вопрос. Реакция общества на первое регламентное чтение законопроекта показала, что против инициативы выступает большинство граждан вне зависимости от иммунного статуса. Что может измениться в жизни россиян в случае подписания документа, «Октагон» спросил у экспертов.

Законопроект о QR-кодах изначально создавался для законодательного закрепления права региональных властей вводить ограничения на посещение гражданами общественных мест. Очевидно, после принятия документа на федеральном уровне противникам ограничений будет труднее оспаривать их законность в судах.

Пока предполагается, что закон будет действовать до 1 июня. Как и ранее, ограничения не могут распространяться на посещение продуктовых магазинов и аптек. С 1 февраля QR-коды собираются выдавать только привитым и переболевшим гражданам, а также людям с медотводом. Рассматривается и возможность закрепления иммунного статуса за лицами, имеющими антитела к коронавирусу. В случае введения в регионе ограничений получить право на посещение торгово-развлекательных центров, ресторанов, непродовольственных магазинов, театров и других общественных мест при наличии отрицательного результата ПЦР-теста станет невозможно.

Власти субъектов начали вводить ограничения на посещение общественных мест ещё в конце октября – перед нерабочими днями, объявленными президентом по всей стране. Первый опыт использования QR-кодов в очередной раз доказал непреложную истину, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. Всё действо, по сути, свелось к тому, что люди делали вид, будто соблюдают ограничения, а контролёры – будто их проверяют.

Чиновники из Ростовской области жаловались, что жители региона для прохода в ТРЦ используют коды с упаковки продуктов и бытовой техники, а охранники не обращают на это внимания. Сами стражи «куаров» нередко признавались, что просто боятся запрашивать у рассерженных граждан коды, ведь случаи нападения на контролёров имели место в разных регионах страны.

QR-коды в Башкирии: жители и бизнес проходят сканирование

В Башкирии на фоне стремительно растущего числа заболевших COVID-19 ужесточили борьбу с коронавирусом. Обещания властей усложнить жизнь не желающим делать прививку воплотились в реальность. И, похоже, вакцинации мало кто избежит.

Перейти к материалу

Практически во всех субъектах, где действовали ограничения, жители беспрепятственно могли посещать общественные пространства по QR-кодам родственников, знакомых или даже соседей по многоквартирному дому. Во многих ТРЦ встречи с контролёрами можно было успешно избежать, зайдя в здание через дополнительный вход, в том числе с подземной паковки.

– Люди из-за этих QR-кодов сильно и не переживали, – говорит жительница Костромы Оксана. – Пару дней их проверяли достаточно строго, а потом просто делали вид. Те, кто хотел, попадали куда угодно. У основной массы населения денег нет. Магазины просто разорятся, если будут сортировать редких покупателей ещё и по наличию кода.

Эксперимент с QR-кодами в общественном транспорте больно ударил по карману перевозчиков в Татарстане. Кроме того, после случаев нападения на проверяющих в отрасли начались массовые увольнения контролёров. Между тем самих граждан ограничения только объединили: люди стали подвозить друг друга до места работы или учёбы бесплатно или за символические суммы.

После того как Госдума, приняв поправки о QR-кодах в первом чтении, отправила законопроект на доработку, многие губернаторы явно вздохнули с облегчением и решили не омрачать Новый год «куарами».

С 21 декабря обязанность предъявлять коды в транспорте отменили власти Камчатки, а белгородские чиновники сняли ограничения на посещение ТРЦ. Чтобы не остаться без туристов на праздники, с введением мер решили повременить губернаторы Владимирской, Ивановской, Калужской и Тульской областей – эти направления часто выбирают для путешествий на зимних каникулах жители столицы. Власти многих регионов сжалились и над ресторанным бизнесом, позволив заведениям общепита в праздники хотя бы частично возместить потери из-за простоя.

Между тем затишье грозит обернуться бурей практически сразу после праздников. По мере продвижения в Госдуме федерального законопроекта о «куарах», второе чтение которого запланировано на середину января, губернаторы, скорее всего, вернутся на путь ковидных ограничений. К тому же незадолго до новогодних праздников главный санитарный врач страны Анна Попова заявила, что планирует изучить зарубежный опыт наложения штрафов за отказ от вакцинации и оценить целесообразность внедрения такой практики в России.

Как новый закон изменит жизнь россиян, столкнёмся ли мы с жёсткими ограничениями, как в Европе, или всё-таки на помощь придёт русский авось, редакция выяснила у экспертов.

Борис Кагарлицкий, социолог, директор Института глобализации и социальных движений:

– Закон о QR-кодах – это крайне неприятная и невыигрышная для власти история. Он спровоцирует перенос народного недовольства с регионального на федеральный уровень. С политической точки зрения это грубая ошибка Кремля, которая повлечёт за собой два вида последствий.

Во-первых, в конечном итоге контроль за соблюдением ограничений будет спущен на тормозах. Уже сейчас мы видим, что первые два-три дня после введения мер QR-коды проверяют, а затем просто начинают создавать видимость проверки. Для полноценного контроля нужно создавать тысячи новых рабочих мест, к тому же никто не исключает, что контролёры будут просто халтурить.

«Власти хотят, чтобы в тех же торговых центрах коды у посетителей проверяли сотрудники с помощью собственных телефонов. Но никому не нужна лишняя нагрузка, проще делать вид, что контролируешь, и пропускать людей с QR-кодами от стиральных машин, утюгов и пылесосов».

Борис Кагарлицкий | социолог, директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий
социолог, директор Института глобализации и социальных движений

Дело в том, что у нас нет централизованной системы проверки, через которую можно было бы контролировать самих проверяющих или автоматически собирать данные о передвижении людей. Таким образом, подход представляется нерабочим даже с точки зрения сегрегации людей. В условиях большого количества посетителей система контроля просто захлебнётся, как мы уже видели по опыту разных регионов.

Ещё один просчёт власти состоит в том, что принятием этого закона она провоцируют сближение противников и сторонников вакцинации, которых ранее активно пыталась настроить друг против друга. Против QR-кодов выступает большинство граждан, независимо от наличия или отсутствия прививки, в результате мы имеем массовое раздражение, направленное в одно русло. Народ просто-напросто начнёт саботировать эти ограничения. Люди сейчас не готовы на активный протест, они находятся именно в состоянии раздражения и обиды.

Конечно, просто так чиновники от пандемических мер не откажутся, ведь у нас они уже стали основой государственных институтов, основой, дающей власти чрезвычайные полномочия. Да и тотальная вакцинация за счёт средств госбюджета стала золотой жилой для большой фармы во всём мире. Но в среднем любая пандемия длится два с половиной – три года, так что в конце концов и это всё придётся сворачивать.

Константин Калачёв, политолог, руководитель «Политической экспертной группы»:

– Цель власти – стимулировать как можно больше сомневающихся людей к вакцинации. Принятие закона на федеральном уровне – это попытка оказать психологическое давление на граждан. Но, на мой взгляд, в данном случае мера пряника сработала бы лучше, чем кнута. Если бы за вакцинацию всем, как пенсионерам в Москве, платили бы какую-то адекватную сумму, эффекта было бы больше.

После принятия закона ситуация будет по-прежнему развиваться по-своему в каждом регионе в зависимости от позиции губернатора и эпидемиологической обстановки. Ряд регионов может столкнуться с ужесточением ограничений, где-то может быть и смягчение. Например, в Удмуртии, изучив опыт Татарстана по введению QR-кодов в транспорте, уже заявили, что им он не подходит. А губернатор [Александр] Осипов в Забайкалье, наоборот, считает, что нужно поголовно принуждать граждан к вакцинации.

«В какой-то мере положительный момент в принятии закона о QR-кодах тоже есть: федеральный центр теперь в глазах людей будет также отвечать за введённые ограничения, губернаторы перестанут быть для населения единственным громоотводом».

Константин Калачёв | политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

В случае ужесточения мер полагаю, что люди вряд ли решатся на открытый конфликт, скорее просто будут так или иначе обходить ограничения, и в реальности всё будет спущено на тормозах. Полагаю, что до штрафов за отказ от вакцинации мы всё-таки не дойдём – вряд ли кто-то на это решится. Это очередной способ воздействия на сомневающихся из серии «прививайтесь лучше сейчас, пока меры не стали намного жёстче».

Вячеслав Лысаков, общественный деятель, экс-депутат Госдумы VI и VII созывов:

– QR-код используется для идентификации товара, а не человека. И как бы законодатели ни пытались на ходу заменить их паспортами здоровья или сертификатами, сути это не меняет. Законопроект говорит о том, что код не может получить здоровый гражданин. За отказ от вакцинации экспериментальным препаратом его предлагают воспринимать как человека второго сорта.

Сам факт рассмотрения этого документа уже вызвал огромный резонанс в обществе: большинство людей, даже из тех, кто сделал прививку, категорически не согласны с ним. Это видно по количеству обращений в различные инстанции, по количеству комментариев в Telegram Вячеслава Володина, которое стало рекордным в истории соцсетей. Дело в том, что многих людей к прививке просто принудили – в случае отказа они лишились бы работы и не смогли кормить свою семью.

Чиновники, которые сейчас лоббируют вакцинацию в своих интересах, ранее участвовали в развале российского здравоохранения. В том числе из-за закрытия больниц и нехватки квалифицированного медперсонала сейчас мы столкнулись с большим количеством смертей. Из-за нагнетания паники и страха в стране на 30 процентов выросло количество случаев психических заболеваний. Государство идёт по пути запугивания, граждан, не согласных участвовать в медицинском эксперименте, пытаются загнать в гетто.

«Люди уже готовы к тому, что закон о QR-кодах будет принят, и знают, как ему противостоять. В конечном итоге ограничения ударят по самому государству».

Вячеслав Лысаков | общественный деятель, экс-депутат Госдумы VI и VII созывов Вячеслав Лысаков
общественный деятель, экс-депутат Госдумы VI и VII созывов

Многие граждане, в том числе обладающие кодами, просто не станут посещать места, где их требуют. Сейчас это, по сути, единственный законный способ противостояния, ведь мирные митинги, подобные европейским, в нашей стране стали практически невозможными, так как любого могут оштрафовать, а за повторное нарушение даже привлечь к уголовной ответственности.

В случае отказа от посещения общественных мест по QR-кодам прибыль резко упадёт не только у крупных торговых центров, но и у их крышевателей, среди которых, как правило, люди из региональной власти. В результате ограничения вернутся Правительству бумерангом. В первую очередь именно экономический ущерб приведёт к отказу от сегрегации.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая с докладом на ежегодном Епархиальном собрании духовенства Москвы, коснулся темы вакцинации от коронавирусной инфекции и QR-кодов:

«Нарастающий по охвату и объёму сбор сведений о частной жизни человека, в том числе о его здоровье, а также накопление и обработка соответствующих данных открывают возможность невиданного прежде контроля за жизнью людей – за их перемещениями, покупками, предпочтениями, даже за содержанием их общения. А ведь возможность контроля – это и возможность ограничений деятельности человека практически по любому произвольно избираемому признаку и даже принуждения к тому, что человек не признаёт необходимым либо считает бесчестным или греховным.

(…) Милостью Божией в нынешнее время в России важность сохранения и защиты традиционных религиозных и нравственных ценностей подчёркивается на самом высоком уровне государственной власти, и мы твёрдо надеемся, что таковое положение будет сохраняться и далее.

«Однако многие люди в нашей стране обеспокоены самим риском того, что использование технологии, однажды узаконенное в качестве временной меры и в исключительных обстоятельствах, впоследствии может быть возобновлено, существенно расширено и приведёт к ограничению основных прав и свобод, а также к вмешательству в частную и личную жизнь людей».

Кирилл | Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Патриарх Московский и всея Руси

Люди обеспокоены введением механизма “разрешительного” порядка предоставления таких прав и возможностей, которые ранее никем не подвергались сомнению и были общедоступными. Фактически возникает простой и, что важно, внесудебный механизм отлучения человека от базовых прав – таких, например, как свобода передвижения или нахождения в общественных местах, пока данный человек не выполнит условия выдачи QR-кода. Другими словами, вопрос не в связи между вакцинацией и QR-кодами, а в том, как эта система может быть использована в будущем.

(…) Мы твёрдо надеемся, что государственная власть, в первую очередь её законодательные органы, прислушается к мнению людей, обеспокоенных изменениями, которые могут произойти в жизни общества вследствие всё нарастающей цифровизации. Важно помнить, что любые технологии только тогда могут приносить пользу, когда они подконтрольны человеку, а не когда человеческая жизнь ставится в зависимость от обезличенной технологии. Более того, использование инструментов, могущих затронуть личную жизнь и свободу каждого человека, должно проистекать из общественного консенсуса и контролироваться обществом».