ТЭК себе год

ТЭК себе год

Экономика 04 января Мария Иванина

2020 год оказался полон неприятных сюрпризов для российской энергетики. В самых пессимистичных прогнозах никто из экспертов не мог учесть важнейшую переменную, которая повлияла в этом году на всю мировую экономику, – эпидемию коронавируса. Она усилила и углубила и без того предсказуемый кризис в отрасли.

Многолетняя налоговая борьба Минэнерго и Минфина завершилась

Минэнерго и Минфин наконец договорились о корректировке налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и о налоге на дополнительный доход (НДД). Это новый этап в налоговом законодательстве для всей российской нефтянки. Противоборствующие стороны – нефтяные компании и поддерживающее их Минэнерго с одной стороны и «защитники» российского бюджета в Минфине с другой – с 2014 года вели напряжённую борьбу.

В первоначальном проекте закона Минфин пытался обложить НДД все месторождения независимо от выработанности, а ставку НДПИ привязать к НДД. Когда компания получает прибыль более 6 процентов, она начинает платить НДД – 70 процентов от прибыли – и НДПИ по ставке 40 процентов (вместо 30 процентов). В Минэнерго были категорически против этого и лоббировали альтернативные варианты. Например, налог на финансовый результат (НФР) вместо НДПИ по ставке 60 процентов от дохода с разграничением сумм в федеральный и местный бюджет. Проект забраковал президент Владимир Путин.

В 2019 году был введён дополнительный акциз на нефтепродукты, и это стало очередным компромиссом и взаимной уступкой. Российский бюджет получил ещё один источник дохода. Тогда же четыре группы месторождений опробовали в пилотном проекте по НДД. Результат уже в текущем году оценили диаметрально по-разному. Минэнерго признал проект удачным, Минфин – провальным.

Спустя год после введения в 2019 году допакциза на нефтепродукты Минэнерго и Минфин озвучили диаметрально противоположные оценки результата этого нововведения.Спустя год после введения в 2019 году допакциза на нефтепродукты Минэнерго и Минфин озвучили диаметрально противоположные оценки результата этого нововведения.Фото: Егор Алеев/ТАСС

В Минфине выяснили: бюджет недосчитался 213 млрд рублей. Ведомство выступило с инициативой ужесточить условия. Льгот по НДПИ должны лишиться компании, которые добывают сверхвязкую нефть (в том числе «Роснефть», «Газпром нефть» и «Сургутнефтегаз»), а недополученный доход вернуть в течение трёх лет. Эти поправки Госдума одобрила 30 сентября 2020 года.

– Это, безусловно, победа Минэнерго, – говорит управляющий партнёр аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева. – За несколько лет борьбы удалось максимально снизить планку, которую изначально поставил Минфин. А 213 млрд рублей для нефтяной отрасли, да ещё в течение трёх лет, – сумма небольшая.

Отрицательные цены на нефть и дрейфующие танкеры

В начале апреля из-за пандемии коронавируса резко упал мировой спрос на нефть. Биржевая система США не выдержала: стоимость нефти рухнула впервые в истории торгов до отрицательных значений – минус 40 долларов по фьючерсным контрактам.

В то же время, согласно старым договорённостям, нефть в танкерах должна была направиться к покупателям. Трейдеры, большинству которых «живая» нефть не нужна, в панике сбросили свои фьючерсы на рынок. Возникла ситуация, при которой нефтедобывающие компании вынуждены были или останавливать производство, или – теоретически – доплатить по фьючерсу, чтобы добытую нефть забрал хоть кто-нибудь. Полная остановка добычи вышла бы неизмеримо дороже.

В реальности производители за контракты, разумеется, не доплачивали. Нефтехранилища Америки и Сингапура моментально наполнились непроданной нефтью. Кроме того, для хранения нефть заливали в транспортные танкеры. В апреле более 160 млн баррелей нефти «дрейфовало» в море – гораздо больше, чем в 2014 году.

В апреле из-за переполненных нефтехранилищ около трёх дюжин танкеров с нефтью были припаркованы у Тихоокеанского побережья Калифорнии.В апреле из-за переполненных нефтехранилищ около трёх дюжин танкеров с нефтью были припаркованы у Тихоокеанского побережья Калифорнии.Фото: ETIENNE LAURENT/EPA/TASS

В Европе и России отрицательных цен не наблюдалось, российская нефть марки Urals привязана к европейскому бенчмарку Brent. Однако и цены на российскую нефть упали до исторических минимумов в 10,54 доллара за баррель. В апреле российский ТЭК оказался в парадоксальной ситуации, продавая бензин в убыток. Дело в том, что налог на добычу полезных ископаемых привязан к стоимости барреля в предыдущем месяце. А поскольку до коллапса цена была «нормальной», то в апреле прибыль почти не покрывала налог.

«Сегодняшняя котировка – 46,54 доллара, и к концу года цены на сырьё активно идут вверх за счёт проявления большего оптимизма».

Анна Бодрова | старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова
старший аналитик ИАЦ «Альпари»

Эксперт объясняет оптимизм успешными испытаниями вакцины от коронавируса и общим расчётом рынка на то, что пандемия остановится на второй волне. На полное плавное восстановление мировых экономик от последствий коронакризиса, по расчётам ИАЦ, уйдёт полтора – два года. По мнению Бодровой, для России спад цен на нефть этой весной не был серьёзным стрессом:

– Да, добыча стала минимально рентабельной, но Минфин и ЦБ накопили резервы, которые позволили удержать экономику от масштабного срыва.

Отрицательные цены на нефть – это аномалия рынка, говорит аналитик SoftLink Дмитрий Лукашов:

– Но, как и любая аномалия, это только предмет для академического интереса. Страны ОПЕК+ очень быстро сократили добычу углеводородов, и нефтяные котировки вернулись на приемлемый уровень как для потребителей, так и для производителей.

Разрыв договорённостей с ОПЕК+ в угоду Сечину и возвращение к ним

В начале марта 2020 года Россия и страны ОПЕК+ не смогли договориться, и наша страна вышла из соглашения. Причина в том, что, помимо основных условий, саудиты поставили дополнительное – снизить добычу не только на запланированные 2,1 млн баррелей в сутки, но и на дополнительные 1,5 млн баррелей. Это, по расчётам стран – членов ОПЕК, помогло бы нивелировать потери от последствий коронавируса и удержать цены.

Такие условия категорически не устраивали Россию, и та предпочла разорвать соглашения. Как считает Екатерина Косарева из WMT Consult, позиция России на тот момент полностью совпала с мнением главы «Роснефти» Игоря Сечина, который всегда был против продления договорённостей.

– Ограничение добычи членами ОПЕК+ открывало простор для американской сланцевой нефти, чем американские компании охотно воспользовались. Саудиты тут же объявили о резком наращивании добычи и демпинге, чтобы отвоевать у России её часть рынка. Россия поднимать добычу не стала из-за низкого спроса, – объясняет эксперт.

Таким образом, все ограничения на добычу были сняты. Но законы рынка саудиты отменить не в состоянии, и стоимость нефти рухнула с 51 (до встречи ОПЕК+ 4 марта) до 32 долларов за баррель (по состоянию на 9 марта).

Предложение намного превысило спрос.

Повторное заседание ОПЕК+ инициировали, по разным данным, тогдашний президент США Дональд Трамп или наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман. Очень дешёвая нефть не выгодна никому. Американские сланцевые компании при стоимости нефти ниже 50 долларов за баррель начали банкротиться одна за другой: 17 нефтедобытчиков с начала года по май и 57 – к началу сентября. А экономика Саудовской Аравии убыточна при стоимости барреля ниже 80 долларов.

Результатом переговоров стало решение о сокращении добычи на 2,5 млн баррелей нефти каждой из сторон. Эксперты рынка были единодушны в том, что апрельская встреча ОПЕК+ запоздала. Договорённости вступали в силу только 1 мая. В течение апреля на мировом рынке царил полный хаос: резкий обвал цен, дрейфующие танкеры, не останавливающаяся ни на минуту добыча.

Повторное заседание ОПЕК+ инициировали, по разным данным, Дональд Трамп (на фото слева) или наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман (на фото справа).Повторное заседание ОПЕК+ инициировали, по разным данным, Дональд Трамп (на фото слева) или наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман (на фото справа).Фото: Bernd von Jutrczenka/dpa/picture-alliance/TASS

– От всех этих пертурбаций выиграл только Китай, – считает Екатерина Косарева. – Пользуясь замешательством рынков, Поднебесная в первом квартале 2020 года купила 4 млн тонн российской нефти по рекордно низким ценам. И не только ESPO, которую ввозит традиционно, но и Urals, которая обычно идёт на европейский рынок.

К концу года ключевые игроки ОПЕК+, включая Россию, решили ослабить сокращение добычи и договорились о том, что со следующего года она будет увеличена на полмиллиона баррелей в сутки. Вице-премьер Александр Новак отметил, что последнее решение ОПЕК+ позволит России восстановить добычу с января на 125 тыс. баррелей в сутки. Решения об изменениях объёмов будут теперь приниматься ежемесячно, а само сотрудничество стран-производителей в рамках ОПЕК+ должно продлиться как минимум до мая 2022 года.

Чтобы не зависеть от экспорта, Россия решает создать парк нефтехранилищ

Проект обоснования строительства парка нефтехранилищ в России был представлен в июле 2020 года. Инициатор идеи – замминистра энергетики Павел Сорокин. План хранения стратегических запасов нефти включает строительство подземных хранилищ объёмом 30 млн, 60 млн, 90 млн и 120 млн кубометров нефти. Это 5–20 процентов от годовой добычи.

Платить за новую инициативу будут государство и частные инвесторы. Объём инвестиций оценивается в 200 млрд рублей. Чтобы возвести одно нефтехранилище, понадобится от 5 до 10 лет.

Зачем это российской нефтянке? В качестве аргумента против эксперты выдвигают тезис о том, что Россия – прежде всего экспортёр нефти. Нефтехранилища более актуальны для импортёров. Так, например, поступил Китай в первом квартале 2020 года. Когда цены на нефть рухнули, КНР закупила 4 млн тонн российской нефти и заполнила ею свои нефтехранилища. Позже, когда спрос вырос и производства заработали в прежнюю силу, китайцы реализуют сырьё с огромной прибылью на внутреннем рынке.

Однако тот же «чёрный» март и не менее «чёрный» апрель обнажили уязвимость нефтедобытчиков от экспорта. То есть в условиях избыточного предложения неминуемо падают цены, но при этом останавливать добычу нельзя: это обойдётся дороже. Возможно, наличие обширных нефтехранилищ в России не спровоцировало бы продаж по рекордно низким ценам. Сейчас Россия располагает 9,7 млн кубометров доступных хранилищ. Для сравнения: в США этот показатель больше в 20 раз – 216,7 млн кубометров.

Когда цены на нефть рухнули, Китай купил 4 млн тонн российской нефти и заполнил свои нефтехранилища. Теперь реализует её по гораздо более высокой цене на внутреннем рынке.Когда цены на нефть рухнули, Китай купил 4 млн тонн российской нефти и заполнил свои нефтехранилища. Теперь реализует её по гораздо более высокой цене на внутреннем рынке.Фото: Виталий Тимкив/РИА Новости

– По моему мнению, таким странам – экспортёрам нефти, как Россия, гораздо проще сокращать или увеличивать добычу в соответствии с рыночными тенденциями. Впрочем, бизнесменам виднее по поводу целесообразности строительства нефтехранилищ. Думаю, не следует их ограничивать. В конце концов бизнес рискует своими деньгами, – отметил Дмитрий Лукашов.

Поворот на водород, или Новое будущее «Северных потоков»

Россия наконец приняла план по развитию водородной энергетики. Документ в конце октября подписал премьер-министр Михаил Мишустин. Пока в области водородной энергетики дальше всех продвинулись Германия и Япония. В Нидерландах строят проект «Водородная долина». Китай в 2019 году принял программу «Белая книга» до 2035 года.

В РФ возможности для развития энергетического H2 также есть: промышленные компании давно научились производить водород для собственных нужд. Ключевой вопрос заключается в том, что не всякий способ получения водорода экологичен. Например, паровая конверсия метана предполагает выбросы углекислого газа в атмосферу. В то же время есть более продвинутая технология, которая позволяет не выбрасывать, а собирать и заново использовать углекислый газ. Газификация угля – также распространённый, но неэкологичный способ добычи водорода, поскольку требует разработки угольных месторождений.

Германия – один из лидеров водородной энергетики. Одна из крупнейших водородных электростанций в Европе находится в германском Лаге (на фото).Германия – один из лидеров водородной энергетики. Одна из крупнейших водородных электростанций в Европе находится в германском Лаге (на фото).Фото: Jens Büttner/dpa/picture-alliance/TASS

К экологичным способам относят электролиз воды, пиролиз пластиковых отходов и даже искусственный фотосинтез, но эти наработки сейчас находятся в стадии исследований и испытаний. Многие из них пока слишком дороги для масштабного применения.

– Развитие водородной энергетики в Российской Федерации находится на первоначальном этапе, и принятая дорожная карта задаёт основы развития отрасли, – утверждает аналитик ГК «Финам» Александр Ковалёв. – К производству топливного водорода располагают имеющиеся неиспользуемые мощности электростанций.

Подобные проекты уже есть и реализуются: например, открытие международной арктической станции «Снежинка» на Ямале намечено на 2022 год. В числе потенциальных угроз развитию отрасли эксперт видит отставание России, ведь топливный водород уже активно используется в Японии, Германии и США.

– Чем быстрее Россия наверстает упущенное, тем прочнее будет её положение в мировой водородной энергетике, – заключает собеседник издания.

Россия соблазняет Европу водородом

Несмотря на трудности с достройкой газопровода «Северный поток – 2», Россия в перспективе готова протянуть в Европу новые ветки и поставлять по ним водород. К этому её толкает позиция Европы, ориентированной на «зелёную» энергетику. В этом случае конкурентом «Газпрома» станет «Росатом».

Перейти к материалу

Согласно плану развития водородной энергетики до 2024 года, уже в первом квартале следующего года должна появиться концепция – более проработанный документ. Также в 2021 году профильные ведомства разработают меры поддержки пилотных проектов и стимуляции внутреннего спроса.

– Тут стоит учесть потенциальные риски, – считает Екатерина Косарева. – Во-первых, когда множество ведомств курируют один проект, неизбежно возникают бюрократические препятствия, и реализация может затянуться из-за согласований. Во-вторых, неясен вопрос с финансированием: даже если установят размер госсубсидии, не факт, что через полгода сумму не сократят из-за кризиса в экономике. Ведь хотят же уменьшить госинвестиции в ВИЭ вдвое – с 400 млрд рублей до 200 млрд.

В-третьих, по её словам, помимо производства водорода, России необходимо решать и другие вопросы – строить инфраструктуру фактически с нуля. Впрочем, это в большой степени вопрос политической воли.

Как стало известно 1 декабря на Водородной конференции Российско-Германского сырьевого форума, «Газпром» создаёт компанию «Газпром водород» и планирует строительство завода по производству водорода из метана в Германии возле выхода «Северного потока» и «Северного потока – 2» на берег.