мск 12°
  • USD ЦБ 73,2351
  • EUR ЦБ 85,9560
  • GBP ЦБ 95,6743
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Штаты давят на ГАЗ

Минфин США в очередной раз отложил введение ограничений против группы ГАЗ, принадлежащей находящемуся в санкционном списке Олегу Дерипаске. Новая отсрочка предоставлена до января 2021 года – к тому времени американские инвесторы должны избавиться от акций компании. Условием продления лицензии стал усиленный контроль над российской группой со стороны Минфина. Отсрочка в первую очередь означает, что переговоры с США не закончены и отложены на период после выборов президента Америки.

Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США потребовало в течение пяти дней после закрытия каждого квартала предоставлять американскому регулятору финансовые отчёты и протоколы заседаний совета директоров группы ГАЗ, а также отчёты о составе совета и изменениях в нём, списки любых планируемых и созданных новых совместных предприятий.

OFAC хочет знать обо всех финансовых операциях на сумму от 5 млн долларов.

Наконец, через пять дней по истечении каждого месяца российский автоконцерн должен будет подтверждать, что не действует от имени Дерипаски или других лиц, включённых в санкционные списки, и что эти лица никак не влияют на принятие решений – это подразумевает отстранение Дерипаски от управления компанией.

Угроза вторичных санкций

С момента попадания в санкционные списки в 2018 году автоконцерн перестал публиковать отчёты об аффилированных лицах. Два года назад 65,6 процента акций группы принадлежали холдингу «Русские машины» Олега Дерипаски.

С прошлого года у Дерипаски осталось 35 процентов акций компаний, плюс по требованию Вашингтона в состав управления вошли независимые директора.
С прошлого года у Дерипаски осталось 35 процентов акций компаний, плюс по требованию Вашингтона в состав управления вошли независимые директора.
Фото: Егор Алеев/ТАСС

Требования OFAC могут привести к тому, что бизнесмен будет вынужден сократить свою долю в группе, как это произошло с UC Rusal, En+ и «Евросибэнерго». С прошлого года у Дерипаски осталось 35 процентов акций компаний, кроме того, по требованию Вашингтона, в состав органов управления вошли независимые директора (больше половины из которых граждане США и Великобритании). Если называть вещи своими именами, то Штаты просто «отжали» бизнес. И бизнес довольно серьёзный: UC Rusal – это крупный поставщик продукции для Boeing и Airbus.

Для России ГАЗ тоже имеет огромное значение. Компания – лидер на рынке коммерческого транспорта в стране, в её составе 18 предприятий в 10 регионах, десятки тысяч рабочих мест. Однако если не подчиниться требованиям американских властей, последствия для предприятия могут быть ещё более негативными: опасаясь вторичных санкций, с ним просто откажутся работать банки, поставщики, контрагенты. Несмотря на получение временной отсрочки от американского регулятора, сотрудничество с российской компанией уже прекратила немецкая Daimler.

Иными словами, Вашингтон предлагает тяжелый выбор: погубить бизнес или же просто отдать контроль над ним.

Дерипаска продолжает терять влияние на свой же бизнес, отмечает экономист, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов. Но причина такой атаки со стороны Вашингтона в том, что через одного из главных олигархов Штаты пытаются разрушить экономику страны.

– Не имея возможности взломать российский рынок политически, сменив власть в Москве, американцы пытаются забрать наиболее лакомые куски российской экономики по частям. Дерипаска для них просто добыча. Он будет бесконечно ходить на заседания комиссий в Конгресс, подавать отчёты в Минфин США, его юристы сожрут огромное количество денег. Но всё будет безрезультатно, американское государство продолжит отдавать приказы Дерипаске и долю за долей получать его бизнес, – считает Колташов.

Нужна ли национализация?

На активах Дерипаски Вашингтон обкатывает новую технологию, которая позволяет без развязывания реальных войн продавливать свои экономические интересы. Санкции позволяют США элементарно уничтожать конкурентов и прибирать к рукам чужие ресурсы.

Кроме того, санкции были и остаются инструментом политического давления на не устраивающие Штаты режимы. Они создают экономические проблемы для страны, что рано или поздно должно привести к внутренним волнениям (впрочем, если взять примеры Ирана, КНДР и даже России, это не очень срабатывает – скорее консолидирует население) или конфронтации власти и элиты, остающейся без бизнеса.

Мировое сообщество выступает против этой стратегии. Сама по себе система вторичных санкций незаконна, о чём постоянно напоминают в Европе.

На словах европейские политики против санкций, но на деле вынуждены их поддерживать, опасаясь гнева Вашингтона. Подчиняется ограничениям и бизнес, который несёт миллиардные убытки.

Чем шире санкционные списки Минфина США, тем громче звучат в устах экспертов предложения о национализации стратегических активов.

«Очевидно, что ГАЗ, как и «Русал», а в будущем и другие важнейшие предприятия будут потеряны для российской экономики, если они не будут национализированы. Национализация здесь нужна как мера национальной безопасности – способ сохранения за Россией стратегических для нашей страны производств».

Василий Колташов | руководитель Центра политэкономических исследований Института нового обществаВасилий Колташов руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества

Однако в планах государства нет идей о национализации атакуемых активов. Например, после недавнего ЧП с «Норникелем» в медиа-сообществе заговорили о национализации «проблемного» предприятия, но пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сделал заявление о невозможности такого сценария.

Напротив, в ситуации кризиса идёт не всегда заметная постороннему глазу волна приватизации госактивов, на развитие которых у государства и госкорпораций не хватает ресурсов – прежде всего управленческих. Показательный пример – разгосударствление концерна «Калашников», к развитию которого подключают частный бизнес российского генезиса, чьи интересы защищены законодательно.

Для России ГАЗ имеет огромное значение. Это не только часть истории: компания – лидер на рынке коммерческого транспорта в стране, в её составе 18 предприятий в 10 регионах, десятки тысяч рабочих мест.
Для России ГАЗ имеет огромное значение. Это не только часть истории: компания – лидер на рынке коммерческого транспорта в стране, в её составе 18 предприятий в 10 регионах, десятки тысяч рабочих мест.
Фото: ИТАР-ТАСС

Крупный бизнес в России можно защитить законами от внешних захватов, особенно теперь, имея в руках такой инструментарий как конституционную поправку о приоритете российского суверенитета. Кроме того, эксперты предлагают и встречные санкции, находящиеся в правовом поле.

– Ситуация с Дерипаской – важный прецедент как для российской экономики, так и для всех международных правил. Из проблем Дерипаски с лицензиями на производство Россия тоже должна сделать выводы: необходимо принять закон об интеллектуальной собственности и патентах дружественных и недружественных стран. Если страна вводит санкции, то все формы интеллектуальной собственности должны переводиться в формат свободного патента и быть в свободном пользовании для российских предприятий. Это нанесёт серьёзный удар по санкционной политике как таковой, только убедившись, что санкции наносят ущерб их же экономикам, власти этих стран начнут приходить в себя, – говорит Колташов.

Фото на обложке: Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС

Читайте также