Птица высокого помёта

Птица высокого помёта

Экономика 17 июня Алексей Коряков

Птицефабрика «Среднеуральская» (Свердловская область) – без преувеличения одно из самых проблемных сельхозпредприятий региона, но и, возможно, одно из самых живучих. Редкий бизнес может оставаться на плаву, имея такой ворох санитарных нарушений и уголовных дел. За актив в своё время бились несколько групп влияния, победу одержал бывший вице-губернатор Челябинской области. «Среднеуральская» ещё работает, но после ухода из свердловского правительства Дениса Паслера покровителей у её собственника в регионе больше нет.

Очередное нарушение природоохранных норм со стороны «Среднеуральской» произошло в июне. Фабрика вывезла птичий помёт в охотничий заказник «Богдановичский», который имеет статус особо охраняемой природной территории. Местные жители заметили грузовики с отходами птицефабрики, которые вывалили помёт неподалёку от посёлка Красный Маяк. В феврале фиксировался факт вывоза помёта на другую ООПТ – в природно-минералогический заказник «Режевской» около села Соколово Режевского района.

Свежий куриный помёт относится к III классу опасности (ущерб окружающей среде сравним с моторным автомобильным маслом), перепревший – к IV. Руководство фабрики не отрицает вывоз отходов на сельхозугодья, но заявляет, что несколько тонн помёта заказали фермеры.

Факт сброса куриного помёта около Соколово.Факт сброса куриного помёта около Соколово.Фото сделано одним из местных жителей.

– Мы вывозили помёт на сельхозугодья фермерского хозяйства, которое, как выяснилось, расположено на территории заказника, – комментирует «Октагону» ситуацию гендиректор птицефабрики Максим Максимов. – Мы так делаем в рамках технологии по обороту органических отходов производства. Куриный помёт – это ценное удобрение, содержащее азот, способствующий росту растений. Мы же его не в лес вывозим, а на поля и по договорённости с фермерами. Потом его разравнивают и запахивают. Просто некоторые СМИ по причинам, которые я не буду комментировать, испытывают к нам повышенный интерес. Могу только сказать, что кто-то явно заинтересован в остановке предприятия.

Инициатором многочисленных проверок птицефабрики являются журналисты и жители Верхней Пышмы, которые вдыхают «ароматы» с Молебского болота, куда сбрасывает сточные воды птицефабрика, опять же в нарушение природоохранных норм.

Суд обязал прекратить сброс сточных вод ещё в 2018 году, но буквально неделю назад верхнепышминцы вновь обратились с жалобой – уже к полпреду президента в УрФО – из-за вони со стороны неугасаемого болота.

При этом никакие фермеры на защиту ядовитого помёта не выходят.

Старые проблемы – новые собственники

Основные претензии к фабрике касаются двух моментов.

Первый – сброс неочищенных стоков в Молебское болото, откуда они попадают в другие водоёмы. Второй – системы оборота органических отходов производства (куриного помёта).

Фабрика работает с 1973 года, и в течение всего этого времени технология производства не менялась. Сейчас комплексом владеет частный инвестор ООО «Равис – птицефабрика Сосновская» – крупный агропромышленный холдинг из Челябинской области, собственником и руководителем которого является экс-чиновник, бывший вице-губернатор Южного Урала Андрей Косилов. По информации источника «Октагона», знакомого с ситуацией, инвестора пригласил в Свердловскую область в 2015 году тогдашний премьер правительства Денис Паслер. На тот момент «Среднеуральская» являлась банкротом, а жители Верхней Пышмы намеревались вздохнуть свободно.

«Среднеуральская». 1987 год.«Среднеуральская». 1987 год.Фото: Семехин Анатолий/Фотохроника ТАСС

По одной версии, в регионе не нашлось желающих приобрести с торгов этот актив, по другой – закулисная борьба всё же была. Нарушением санитарных норм фабрика грешила ещё будучи ГУП (первое решение суда, обязывающее фабрику прекратить сброс неочищенных сточных вод, относится к 2008 году, когда она находилась в собственности правительства области), частный собственник хотел сохранить эту «привилегию» на максимально долгий срок (до строительства очистных сооружений и отвода земель), и в региональном правительстве якобы готовы были пойти на уступки. В итоге актив получил Косилов. Выяснилось, что инвестор не просчитал все риски при приобретении банкрота.

– Сначала мы арендовали производственные мощности, но после того как выкупили технологическое оборудование и площадку, у нас начались проблемы с проверками, – рассказывает гендиректор фабрики Максим Максимов. – Понятно, что вновь созданное предприятие надо проверять, но проблемы здесь копились больше 40 лет, и за один год их не устранить.

Пошёл уже пятый год, но после смены собственника ничего не изменилось, в то время как природоохранное законодательство предписывает собственнику предприятия – а новый собственник не имеет привилегий перед законом – за счёт своих средств обеспечивать экологическую безопасность предприятия.

Сброс стоков в болото происходил с самого создания фабрики, и тогда на это никто особого внимания не обращал.

Сейчас, после того как, согласно судебному решению, приставы установили заглушки на трубу коллектора и опечатали её, все стоки фабрика вывозит машинами на Северные очистные сооружения Екатеринбурга. По этой же причине фабрика перевела убой птицы (эти цеха и давали основной объём вредных сбросов) на челябинское предприятие холдинга.

– Наверное, мы единственная фабрика на планете, которая возит машинами производственные стоки. В сутки – 350 кубов. Это очень затратно, поэтому сейчас предприятие генерирует убытки, которые покрывает инвестор, – отмечает Максим Максимов. – При этом мы построили очистные сооружения, вложили в это 65 млн рублей и довели качество очистки до уровня хозбытовых стоков. Но после смены руководителя среднеуральского «Тепловодоканала» договор на приём стоков от нас в городские очистные был расторгнут. Нам это объясняют тем, что сейчас городские очистные перегружены и подключение станет возможно только после их реконструкции, которая сейчас ведётся.

В мае министерство строительства и ЖКХ Свердловской области направило письмо в адрес руководителя «Тепловодоканала», в котором предписало подключить очистные сооружения птицефабрики до 4 июня. В ответ коммунальщики заявили, что технической возможности сделать это нет.

Владельцы птицефабрики не хотят мириться с тем фактом, что их убедили инвестировать в гиблое дело.

Потому что вдобавок необходимо инвестировать и в новое помётохранилище. Старое не реконструировалось с момента создания фабрики. Чтобы начать эту реконструкцию, надо оформить участок в собственность. У фабрики есть право собственности на объект, но нет на земельный участок. Эта коллизия, по словам гендиректора, является камнем преткновения с надзорными органами.

– Нас обвиняют в незаконном занятии земельного участка и просят его освободить. Но птицефабрика без помётохранилища, где вылёживается помёт, не может существовать, а другой земли у нас нет. А пока есть решение суда, запрещающее проводить там работы, – рассказывает Максим Максимов, впрочем не рассматривающий варианта закрытия фабрики.

Вместо этой очевидной меры перед лицом враждебно настроенной окружающей среды – что природы, что жителей Верхней Пышмы – собственники «Среднеуральской» рассказывают о том, что вредный помёт птицефабрики на самом деле не оценен по заслугам.

Андрей Косилов не раз заявлял о пользе помёта для фермеров («урожайность повышается»), а шумиха вокруг «Среднеуральской», с его точки зрения, создаётся искусственно: проверки инициированы теми, кому выгодно новое банкротство предприятия.

Конкурент под боком

Больше всего нарушением экологических норм со стороны фабрики недовольны жители близлежащих территорий. С их стороны неоднократно поступали обращения в различные инстанции.

– Ко мне лично и ко многим нашим депутатам довольно часто приходят жители одного из районов, которые регулярно жалуются на действия фабрики, на неприятный запах, особенно в тёплое время года, на то, что выбрасывается помёт в неустановленные места, на сбросы в воду, которые попадают в сточные ручьи и текут по рельефу в сторону садов и Верхней Пышмы, – комментирует «Октагону» ситуацию председатель думы городского округа Верхняя Пышма Иван Зернов, в недавнем прошлом советник директора по общим вопросам АО «Уралэлектромедь» (входит в холдинг УГМК).

На основании этих жалоб депутаты направляли запросы в прокуратуру и Росприроднадзор с просьбами разобраться в ситуации и провести проверки, но, по словам Ивана Зернова, многочисленные нарушения, выявленные в ходе проверок, до сих пор не устранены.

Бывший вице-губернатор Южного Урала Андрей Косилов и нынешний собственник «Среднеуральской» сетует на недооценённость пользы куриного помёта.Бывший вице-губернатор Южного Урала Андрей Косилов и нынешний собственник «Среднеуральской» сетует на недооценённость пользы куриного помёта.Фото: Ахметов Вадим/URA.RU/TASS

В свою очередь, Андрей Косилов не раз публично обвинял в организации кампании против «Среднеуральской» УГМК-Холдинг.

– Есть попытка приписать УГМК принуждение птицефабрики к соблюдению экологических, да и общечеловеческих норм нам, но это не так. Кто-то высказывает мнение, что, поскольку УГМК активно развивает аграрное направление, то поэтому нам нужна птицефабрика, – объясняет руководитель пиар-управления холдинга Алексей Свалов. – Но этот актив УГМК неинтересен.

Версия причастности УГМК к кампании против птицефабрики базируется на том, что жители и администрация Верхней Пышмы тесно связаны с «Уралэлектромедью» (градообразующее предприятие Верхней Пышмы – жители там работают).

– Активность УГМК в отношении птицефабрики очевидна, но трудно найти бизнес-причины, объясняющие эту активность, – рассказывает «Октагону» источник, знакомый с ситуацией. – Пресс-релизы о проверках на «Среднеуральской» в СМИ рассылает пресс-служба УГМК. Но, с другой стороны, если бы УГМК всерьёз хотела забрать фабрику, она могла её купить в период банкротства.

То есть, по сути, УГМК действует в интересах жителей Верхней Пышмы, требующих закрыть фабрику как градообразующее предприятие.

Связей больше нет

Уровень недовольства работой птицефабрики приближается к критическому. И вряд ли сегодня кто-то из свердловских чиновников захочет заступиться за Косилова.

Источники говорят, что «Среднеуральская» пользуется поддержкой со стороны руководства региона как бы по инерции, а друзья и партнёры Дениса Паслера в Свердловской области начинают сталкиваться с проблемами.

– Лоббистов у Косилова нет. Он для свердловского правительства чужеродный элемент, наследие Паслера, от которого хотят избавиться, – говорит источник «Октагона» в правительстве региона. – Некоторые предпринимали попытки оказать помощь, но не Косилову, а рабочим фабрики. Но этих энтузиастов быстро осадили, дали понять, что их активность никому не нужна.

В феврале птицефабрику почти закрыли приставы, и решение это отменяли по суду, а не в правительственных кабинетах.

По сути, решающая битва с птицефабрикой, которую пытаются закрыть, перемещается в суды, где и будет оцениваться степень пользы от куриного помёта, видимо, с привлечением экспертов в лице нуждающихся в помёте фермеров.

Челябинский инвестор, вложивший в фабрику около 1,1 млрд рублей, так просто актив не отдаст. Если, конечно, череда штрафов не станет совсем невыносимой.

В 2018 году свердловский арбитраж принимал решение о взыскании с птицефабрики 14,5 млн рублей в счёт возмещения ущерба почвам лесного фонда, второй иск – о взыскании компенсации в 19,5 млн рублей – подан Минприроды Свердловской области, его рассмотрение продолжится в июле.

Екатеринбург