Центробанк не хочет менять золотое правило

Центробанк не хочет менять золотое правило

Экономика 12 февраля Вера Зелендинова

В течение многих лет только ленивый не ругает финансовый блок России за зацикленность на таргетировании инфляции, которая всё равно растёт, за кредитную политику, блокирующую внутренние инвестиции в то время как внешние игроки занимаются финансовыми спекуляциями, за системный саботаж при переводе бюджетных средств на решение важных государственных задач, за предложения снизить расходы на армию и другие силовые ведомства, свернуть программу льготной ипотеки и за многое другое. По итогам 2020 года под прицел критики попала и политика ЦБ на рынке золота.

Суть претензий состоит в том, что на фоне углубляющегося кризиса, который может привести к обесцениванию доллара и других валют, Россия в 2020 году увеличила экспорт золота (на 220 процентов) и практически перестала наращивать свой золотой запас (за год он вырос на 0,88 процента). Эта диспропорция наметилась ещё в 2019 году, когда в сравнении с 2018-м экспорт золота вырос в 11 раз, или на 1100 процентов (с 10 до 120 тонн), а пополнение золотого запаса страны упало на 42 процента (с 273,7 до 158,62 тонны).

Эти решения в ЦБ РФ объясняют необходимостью пополнить бюджет, а также тем, что золото является активом, ликвидность которого зависит от рыночных цен, и потому его доля должна составлять не более 20 процентов от золотовалютных резервов (ЗВР), а этот показатель уже достигнут. Всё это происходит в ситуации, когда из-за кризиса спрос и цены на мировом рынке золота, считающегося наиболее стабильным активом, растут, а вместе с ценой повышается и стоимость золотого запаса.

Неоднозначной представляется и оценка, согласно которой доля золота должна составлять 20 процентов от ЗВР.

По размеру золотого запаса Россия с её 2271,2 тонны занимает пятое место, уступая США (8133,46 тонны), Германии (3366,5 тонны), Италии (2451,84 тонны) и Франции (2436 тонн).

К тому же в этих странах золото составляет от 77 (США) до 63,2 (Франция) процента их ЗВР. То есть государства Запада хранят большую часть своих резервов в золоте. А в абсолютном выражении золотой запас России в 3,6 раза меньше, чем золотой запас США, и в 3,7 раза меньше, чем совокупный запас трёх ведущих государств Евросоюза.

Это значит, что в случае кризиса и резкого падения доллара Россия окажется в гораздо более сложном положении, чем страны Запада, и при этом она фактически прекратила пополнение своего золотого запаса, то есть даже не пытается исправить ситуацию. Эти очевидные странности рождают вопрос о мотивах, которыми руководствуется Центробанк, формируя свою политику на рынке золота.

В 2020 году в России было добыто более 370 тонн золота и экспортировано более 320 тонн. Из них 290 тонн (более 90 процентов) проданы в Лондоне – центре глобальной торговли золотом и месте, где физически хранятся его запасы, принадлежащие многим биржевым фондам. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ЦБ предпочитает иметь дело с Лондоном.

Интересно другое: когда в апреле 2020 года на фоне падения цен на нефть и роста расходов в связи с коронавирусом премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление о выдаче генеральных лицензий золотодобывающим компаниям и аффинажным (очищающим золото от примесей и взвесей) заводам, экспорт пошёл по тому же маршруту.

90 процентов выданных Минпромторгом лицензий касались сделок с британскими фирмами.

В ситуации, когда спрос на рынке золота превышал предложение на 15–20 процентов, были и другие потенциальные покупатели, но никаких попыток диверсифицировать экспорт драгметалла предпринято не было.

Попадая в британскую столицу, российское золото повышало объём предложения, что влияло на формирование мировых цен, которые определяются в ходе торгов на Лондонской бирже. В этой процедуре, проводимой с марта 2015 года на специальной аукционной платформе ICE Benchmark Administration (IBA), участвуют 12 аккредитованных банков: три британских, три китайских, два американских, два канадских, один французский и один южноафриканский. Половина из них является игроками глобального рынка.

На начало 2020 года стоимость одной тройской унции золота немного превышала 1500 долларов, а к концу года достигла 1898 долларов. В целом штаб-квартире Всемирного золотого совета в Лондоне, несмотря на 20-процентный неудовлетворённый спрос, удавалось в течение всего года контролировать рост цен, удерживая их в пределах 1800–1900 долларов за тройскую унцию.

Главными бенефициарами этой политики стали британские инвестиционные фонды и банки, в которых оседает или через которые проходит значительная часть продаваемого в Лондоне золота. Другими выгодополучателями являются страны-импортёры: Швейцария, США, Китай, Индия и другие государства Юго-Восточной Азии.

Некоторые эксперты считают, что при сохранении за ЦБ монополии на выкуп золота у российских производителей и направлении его большей части на пополнение своего золотого запаса мировые цены уже летом могли превысить отметку в 2 тыс. долларов, а стоимость золотого запаса России – увеличиться к концу 2020 года на 26 млрд долларов.

Сегодня значительная часть этой недополученной Россией выгоды осела в Великобритании, которая, судя по утечкам из кабинетов лондонских финансистов, плотно работает над созданием собственной валютной зоны.

Как писала в 2017 году немецкая онлайн-газета Deutsche Wirtschafts Nachrichten (DWN), Брекзит был первым этапом реализации проекта британского истеблишмента по возрождению былого могущества путём объединения осколков британского Содружества наций и бывших колоний. Эта затея прекрасно согласуется с популярной сегодня идеей распада глобального мира на автономные регионы.

Поскольку даже через 70 лет после распада Британской империи и в ситуации доминирования США Лондон сохранил статус мирового финансового центра, который в некоторых рейтингах стоит выше Нью-Йорка, планы создания зоны британского фунта стерлингов выглядят вполне реалистично. Предполагается, что в неё, кроме самой Великобритании, войдут Австралия, Индия, Канада, Сингапур, ЮАР, ряд других государств Африки и Юго-Восточной Азии. Есть мнение, что Лондон намерен распространить своё финансовое влияние на Ближний Восток и Китай.

В любом случае речь идёт о создании зоны фунта стерлинга, который, как это было в 1821–1914 годах, будет привязан к золотому запасу.

Косвенным подтверждением того, что британская элита консолидирует запасы золота в инвестиционных и иных фондах, является отсутствие роста золотых запасов ведущих стран мира на фоне увеличения спроса на мировом рынке золота.

Направляя 90 процентов своего золотого экспорта в Лондон, Россия не только помогает Великобритании скупать драгметалл, но и способствует снижению цен, что уменьшает расходы лондонских игроков рынка золота.

Крупнейшими импортёрами золота для конечного потребления являются Китай, Индия и США. В роли главного поставщика выступает Швейцария, которая закупает его в Лондоне и перерабатывает на своих аффинажных заводах. Через них проходит половина инвестиционного золота, продаваемого на мировом рынке.

Там же золото переплавляется в килограммовые слитки, пользующиеся повышенным спросом в Индии, Китае и других странах Азии. По этой цепочке из Лондона в Швейцарию и оттуда – к азиатским импортёрам проходит и часть российского золота.

При этом в России тоже есть аффинажные заводы, и, в принципе, они могли бы наладить производство и прямые поставки тех же килограммовых слитков в азиатские страны.

Для этого, разумеется, придётся преодолеть инерцию уже отлаженных схем, часто скреплённых коррупционной составляющей, и найти деньги для организации или перенастройки производства и транспортировки готовой продукции.

Инициатором и проектировщиком такой работы должен быть Центробанк, поскольку именно он является главным регулятором российского рынка золота, но его руководство, похоже, предпочитает гонять самолёты с драгметаллом по привычному маршруту Москва – Лондон и ничего не делать для развития отрасли.

Значительную часть золота, поступающего на мировой рынок из России, покупают для своих золотых резервов ETF-фонды (exchange-traded funds). Это торгуемые на бирже, то есть инвестиционные фонды, акции которых обращаются на бирже. В 2020 году спрос в этом сегменте мирового рынка вырос до рекордных 1773 тонн.

Золотые резервы этих фондов выполняют ту же функцию, что и золотовалютные запасы стран. В случае оттока капитала из акций ETF-фонды продают часть своих золотых запасов и используют полученные средства для повышения капитализации и решения текущих задач. Это достаточно динамичный рынок: в 2020 году совокупные резервы ETF-фондов выросли на 877 тонн, при этом испытывающие проблемы фонды продали 896 тонн золота из своих резервов.

Как отметил директор по взаимодействию с рынками Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC) Джон Маллиган, значительный приток золота из России является показателем повышенного спроса на драгметалл со стороны британских и иных институциональных инвесторов. То есть именно возникший в Лондоне интерес стал причиной рекордного роста российского экспорта.

В сухом остатке получается, что пока Владимир Путин говорит о необходимости запустить в России при участии Правительства и Центробанка новый инвестиционный цикл, ЦБ не только не пытается создать внутренние инвестиционные инструменты, адаптировав, например, под российские условия схему ETF-фондов и поделившись с ними «ненужным» самому ЦБ золотом, но и в три раза увеличивает вывоз золота из страны, чтобы удовлетворить спрос лондонских инвесторов.

В безуспешных попытках понять политику российского Центробанка на рынке золота некоторые эксперты скатываются в откровенную конспирологию: ЦБ действует в интересах хозяев мировых денег. Им было нужно замедлить рост цен за счёт увеличения предложения и пополнить золотые запасы британских инвестиционных фондов и банков.

И самое интересное, что при таком подходе все недоумения рассеиваются.

Ведь российский ЦБ сделал всё, что мог: отказался от пополнения собственных не таких уж больших резервов и за два года нарастил экспорт в Лондон в 40 раз (в сравнении с 2018 годом), в 11 раз – в 2019-м и в 29 раз – в 2020 году.

Судя по всему, аналогичные сигналы о необходимости увеличить поставки в Лондон были посланы и другим странам – экспортёрам золота, таким как Австралия, Перу и Канада, но они не проявили такого же энтузиазма, как Россия, и нарастили экспорт в пределах 12 процентов. Но, учитывая мультипликативный эффект, всё это сыграло на достижение целей, поставленных лондонскими демиургами.

Особую пикантность ситуации придаёт тот факт, что наша страна уже два года подряд вывозит золото именно в Лондон – место, где плетутся интриги против России и откуда осуществляется координация направленной против неё политики.