Стратегия России в трёх разных статьях

Стратегия России в трёх разных статьях

Политика 22 июня Вера Зелендинова

Три статьи, авторами которых являются первые лица Совета безопасности РФ (СБ) – Владимир Путин, Николай Патрушев и Дмитрий Медведев, – интересны не только своим содержанием, но и фактом их синхронной публикации, за которым просматривается некая аппаратная интрига.

Две статьи – Патрушева и Медведева – вышли вообще одновременно. О проблематике статей можно судить по их красноречивым названиям. Текст секретаря СБ Николая Патрушева называется «Духовно-нравственные ценности общества как основа суверенитета государства», статья заместителя председателя СБ Дмитрия Медведева – «Сотрудничество в сфере безопасности в период пандемии нового коронавируса».

Аппаратная интрига растаяла в воздухе

С момента создания в 1992 году Совет безопасности функционирует как совещательный орган при президенте, который является его бессменным председателем. Текущее руководство работой СБ лежит на секретаре Совета безопасности. Специфика деятельности и статус руководителя не подразумевают его позиционирования в качестве публичной политической фигуры. Попытки нарушить это правило – казус Александра Лебедя – заканчивались отставкой.

Николай Патрушев был назначен секретарём СБ в 2008 году. До этого он в течение девяти лет был директором Федеральной службы безопасности. Патрушев является специалистом по вопросам безопасности. До недавнего времени его появления в публичном пространстве носили чисто протокольный характер.

В январе этого года в устоявшуюся структуру СБ были внесены изменения. Появилась новая должность заместителя председателя СБ. Её занял Дмитрий Медведев, положение которого в иерархии СБ, а также обязанности и полномочия не были публично обозначены в момент назначения.

Лежащий на поверхности вопрос, кто главнее – секретарь СБ или заместитель председателя СБ, остаётся открытым, что позволяет трактовать новый расклад как асимметричную схему «сдержек и противовесов».

С одной стороны – Николай Патрушев, на которого замыкается весь отлаженный за многие годы механизм СБ, с другой – Дмитрий Медведев, в активе которого головокружительная политическая карьера.

Тема функционального дисбаланса, связанного с неопределённостью обязанностей и полномочий Медведева, была смикширована одновременной публикацией статей первых лиц СБ, в которых чётко разведены сферы их деятельности и одновременно подчёркнуто единство цели – работа на безопасность страны путём выстраивания международного сотрудничества (Медведев) и защиты государственного суверенитета и национального единства с опорой на традиционные ценности (Патрушев).

Патрушев: точка сборки страны – традиционные ценности

Главная мысль статьи Патрушева – необходимость защиты страны «от агрессивного продвижения ценностей неолиберального толка», которые противоречат самой сути российского миропонимания. В отличие от того, что происходило в перестройку, «сегодня речь идёт не о подмене одних ценностей другими, а об уничтожении любых традиционных ценностей как базовой основы культурного и политического суверенитета стран и народов».

Эту целенаправленную политику Патрушев называет социокультурной агрессией.

Среди прочего в статье сказано, что уничтожение среднего класса, являющегося ядром консервативного большинства, также ведёт к размыванию традиционных ценностей. А цифровизация является действенным инструментом «внедрения неолиберальных догм в сознание российских граждан».

Со всеми этими утверждениями нельзя не согласиться, но и ничего принципиально нового в них нет. То есть значение статьи Патрушева состоит в самом факте её публикации. В том, что на уровне, близком к высшему руководству страны, наконец признали, что точка сборки российского государства – это не демократия и не либерализм, а традиционные ценности, носителями которых является то самое большинство, которое Владислав Сурков назвал глубинным народом.

Это очень важное признание, но его ещё предстоит превратить в мотор, который запустит развитие и более глубокую консолидацию страны.

Медведев: дипломатия безопасности

Статья Дмитрия Медведева состоит из трёх смысловых блоков, посвящённых «сотрудничеству для обеспечения глобальной и бытовой безопасности человека», «координации усилий мирового сообщества в правоохранительной сфере» и «обеспечению устойчивого и безопасного функционирования мировой и национальных экономик». Несмотря на структурные рамки, текст статьи выглядит путаным и сумбурным.

Отправной точкой является спровоцированный пандемией кризис, который «нанёс сильнейший удар по глобализации, считавшейся основой межгосударственного взаимодействия в XXI веке». По мнению автора, ответом на проблемы пандемического кризиса должно стать взаимодействие между государствами, правительствами и компаниями» с опорой на «глобальное сотрудничество» и «глобальную безопасность».

Далее следуют подробности, касающиеся всех сфер «глобального сотрудничества» – от биологической безопасности и борьбы с киберпреступностью до сотрудничества в сфере цифровизации образования и медицины в рамках ЕАЭС и восстановления «глобальной социальной и финансово-экономической стабильности».

Преодолевать последствия распада глобальной системы предлагается путём возрождения глобализма во всех сферах межгосударственных отношений.

При этом в тексте встречаются замечания, плохо согласующиеся с общим направлением статьи. Предложение «придерживаться принципов свободной торговли», но с учётом «наших национальных интересов», выглядит как попытка вписаться в патриотическую повестку. Неожиданные рассуждения про угрозу «цифрового тоталитаризма» – как ответ на консервативный запрос.

В целом же создаётся впечатление, что у автора нет ни цельной картины происходящего, ни повестки дня, ни понимания сути многочисленных рисков. Основная ставка делается на постепенное выруливание на исходные позиции и возвращение в глобальный мир. Каким он был до пандемии.

В поисках национальной идеологии

Самое простое объяснение синхронной публикации статей Патрушева и Медведева – их написание связанно с заданием президента предложить методы обеспечения национальной безопасности на внутреннем и внешнем контуре.

Патрушев, сумевший обозначить точку сборки российской государственности, с этой задачей справился, а увязнувший в надеждах на реанимацию былой глобализации Медведев нет. При этом оба работали с внешними вызовами. В случае Медведева это обусловлено стоявшей перед ним проблемой, в случае Патрушева – масштабностью внешних угроз.

Появившаяся через день после этих публикаций статья Владимира Путина «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим» тоже является ответом на внешние вызовы, но её главный тезис «давайте жить дружно» подразумевает изменение характера взаимоотношений России с другими субъектами мировой политики при сохранении нормативных рамок, заданных по итогам Второй мировой войны.

Можно сказать, что Путин решал ту же задачу, что и Медведев, но делал это совершенно иначе. Он достаточно жёстко оценил факты переписывания истории, снос памятников советским воинам и другие провокации и выставил, хотя и в неявном виде, ряд требований к «партнёрам» России.

Одновременное появление трёх программных текстов позволяет говорить о том, что президент и его ближайшее окружение начинают нащупывать подходы к формированию идеологической базы, способной обеспечить политическую и социальную связность страны и её достойное позиционирование на мировой арене.

К срочному решению этой задачи их подталкивает системная дискредитация России как субъекта мировой политики и нарастание угрозы разрушения страны через сценарий «цветной революции», разжигание межнациональных конфликтов и экспорт хаоса, который уже почти месяц сотрясает США и начинает распространяться в Европе.