Соратник Эрдогана: «Запад успешно лжёт обоим нашим народам»

Соратник Эрдогана: «Запад успешно лжёт обоим нашим народам»

Мир 15 марта Эдвард Чесноков

В январе 2021 года, отправившись при поддержке «Октагона» в путешествие по Джибути и Сомалиленду, я сделал промежуточную остановку в Стамбуле. Томясь в ожидании результатов корона-теста, необходимых для следующего полётного сегмента, я читал «Африканский дневник» Гумилёва, посетившего ту же часть той же части света за 108 лет до меня. И был поражён нестарением классики: «В Константинополе к нам присоединился ещё пассажир, турецкий консул, только что назначенный в Харар. Мы подолгу с ним беседовали о турецкой литературе, об абиссинских обычаях, но чаще всего о внешней политике. ˂…˃ Мы с ним уговорились предложить турецкому правительству послать инструкторов на Сомалийский полуостров, чтобы устроить иррегулярное войско из тамошних мусульман. Оно могло бы служить для усмирения вечно бунтующих арабов Йемена, тем более что турки почти не переносят аравийской жары».

И действительно: если в отношениях с Западом всё как-то понятно, то с Анкарой у нас – дом Облонских. «На турецком телеканале показали карту влияния к 2050 году с Кубанью и Поволжьем», «президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган дали старт созданию третьего энергоблока АЭС “Аккую”»…

Так кто же для нас южные соседи – друзья или враги? Об этом в беседе с «Октагоном» рассказал Этхем Санджак – бизнесмен, член национального списка Forbes и один из видных сторонников развития партнёрства между Россией и Турцией.

Этхем Санджак.Этхем Санджак.Фото: Elif Ozturk/Anadolu Agency/Getty Images

На площади Таксим есть памятник русским

– Господин Санджак, ради наших читателей было бы уместно начать с вопроса, насколько вы близки к президенту Эрдогану.

– По его словам, я его «друг и сподвижник» – так он сам выражается.

– Вам также принадлежит одна из крупнейших аптечных сетей Турции. Как эксперт в сфере фармацевтики что вы думаете о российском препарате от коронавируса «Спутник V»?

– Зачем нам немецкие и американские аналоги (Pfizer, BioNTech. – τ.), если можно пользоваться более надёжной вакциной от нашего соседа? Мы со своей стороны готовы выпускать её на турецкий рынок. Министерство здравоохранения Турции этого очень ждёт, никаких преград с нашей стороны нет.

Сейчас Запад ведёт дезинформационную кампанию против «чужих» вакцин, но если бы мы этому поверили, то не брали бы и китайскую вакцину, которой сейчас пользуемся, и потому же у нас нет никаких причин отказываться от российской вакцины.

– Вы упомянули западные информационные кампании – они зачастую касаются не только «Спутника V», но и другой продукции из нашей страны. Это бьёт по имиджу отечественных бизнесменов за рубежом, а крупнейшим импортёром в Турцию является как раз Россия.

– В Турции нет предубеждения против российских товаров и их качества, а наоборот, есть большое доверие. Например, сталелитейная промышленность у нас была создана благодаря русским в советское время. А сейчас так же строится АЭС «Аккую», несмотря на все угрозы со стороны США. Это касается не только экономики. У нас много общих семей между Турцией и Россией (По некоторым подсчётам, до 500 тысяч человек. – τ.). Самые любимые гости в туристических местах – это русские, у нас с вами дружба 100 лет продолжается. Несмотря на холодную войну и на все происки Запада, никто так и не смог посеять враждебные отношения между нашими народами.

– Многие из российских читателей, возможно, вообще не поймут, о какой «столетней дружбе» вы говорите.

– Речь о начале 1920-х годов, когда Советская Россия при Ленине оказала помощь национальной борьбе Турции – её после Первой мировой войны пытались захватить и расчленить западные державы. И турецкий народ прекрасно об этом помнит: в Стамбуле на площади Таксим есть памятник той освободительной войне, где рядом с турецкими лидерами стоят изваяния двух русских полководцев (Клима Ворошилова и Михаила Фрунзе, работавших военными советниками при отце-основателе нынешней Турции Кемале Ататюрке. – τ).

Угрожает ли нам пантюркизм?

– Сейчас, 100 лет спустя, возможна ли более широкая кооперация России и Турции в оборонно-промышленном комплексе?

– Мы опять же это только приветствуем. И турецкий народ, и турецкая армия очень доверяют российским вооружениям. В январе господин Эрдоган заявил, что вторая партия [российских зенитно-ракетных комплексов] С-400 будет закуплена, несмотря на все угрозы США. Более того, как он говорил, у нас есть возможность вместе производить С-500 и продавать третьим странам.

– Чем вызван ваш оптимизм в отношении нашей страны?

– Почти три четверти века Россия жила под социализмом, но социализм там, возможно, был воспринят в очень грубой форме, отчего деловая инициатива потерялась. Однако мы знаем, что русские – превосходные инженеры и учёные.

И если турецкое умение торговать мы совместим с этой русской изобретательностью, то сможем преобразить Евразию.

– И как, по-вашему, воплотить подобную идею в жизнь?

– Это большое упущение, что мы так и не создали между российскими и турецкими бизнесменами общего научно-промышленного парка – этакой площадки, на которой можно вести совместные разработки наукоёмкой продукции, а потом продвигать её на новые рынки. Более того, я убеждён, что мы должны сотрудничать не только в оборонно-промышленной сфере, но и в космической, совместно осваивать Антарктику: напомню, этот континент первым нанёс на карту турецкий флотоводец Пири-реис, а его берегов первыми достигли русские моряки. То есть, чтобы противодействовать Западу, мы должны работать плечом к плечу.

– Боюсь, в России подобные слова воспримут не все – Турцию некоторые по-прежнему называют «врагом».

– Запад успешно лжёт обоим нашим народам. Допустим, говорят про пантюркизм, будто «турки хотят построить “Великий Туран” и отторгнуть у России мусульманские регионы». Но в то же время и нам говорят здесь, в Турции, что русские – «экспансионисты, мечтающие о Ближнем Востоке и выходе в тёплые моря».

Таким образом нас хотят лишь столкнуть друг с другом. Но сейчас турецкий и русский народы видят эту западную ложь и уже не так охотно ей верят.

– Чем же вызван новый виток глобального противостояния, о котором вы говорите?

– У Запада нет собственных источников энергоносителей, прежде всего месторождений нефти и газа достаточного объёма, поэтому он пытается любой ценой удержать своё доминирование, подавить возрождающуюся Азию. Это мы можем наблюдать, например, в Сирии. Зачем туда зашёл Запад? Чтобы развалить Сирию и создать там марионеточное квазигосударство. Но в сирийскую ситуацию вмешались Турция и Россия: мы стояли не за разделение, а за территориальную целостность. И вот этот пример нам показывает, кто тут за хаос, а кто за стабильность.

Сегодня три главных центра роста в Азии – это Москва, Анкара и Пекин. Угроза нашей национальной безопасности исходит не оттуда, а с Запада, и мы сейчас это хорошо понимаем. А слова про «опасность пантюркизма», про «крымский вопрос» (О том, что на полуострове якобы угнетаются права человека. – τ.) звучат извне, лишь бы помешать сближению между этими центрами.

Стамбул