мск 19°
  • USD ЦБ 73,6376
  • EUR ЦБ 87,1722
  • GBP ЦБ 96,4211
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Преступники пошли в интернет

Из-за экономических последствий пандемии в России ждали возвращения 90-х – тотального разгула криминала. Этого не произошло: МВД и Генпрокуратура отчитались о снижении количества краж и разбоев. Одновременно почти в два раза выросло число преступлений в интернете. Но заниматься их раскрытием пока некому: уже сейчас полицейские работают на износ – кадров критически не хватает.

Рост преступности с начала года зафиксирован во всём мире. Безденежье толкало людей даже на погромы магазинов. СМИ писали о беспределе, творящемся на улицах городов, показывали сюжеты о том, как гастарбайтеры нападали на прохожих и отбирали ценные вещи. В апреле и в Кремле подтвердили всплеск преступлений, но в итоге значительного ухудшения ситуации в России так и не произошло.

Преступлений стало меньше, но не везде

Об улучшении ситуации с преступностью за полгода официально заявили в МВД РФ.

«Общее количество преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за шесть месяцев текущего года, примерно соответствует показателю годичной давности. Снижение составило 0,1 процента. При этом число преступлений против личности сократилось на 8 процентов, разбоев – на 20,2 процента, грабежей – на 11,4 процента», – сообщила представитель МВД России Ирина Волк. Она добавила, что преступлений, совершённых иностранными гражданами, стало на 3,8 процента меньше.

©octagon.media, 2020
©octagon.media, 2020

Согласно данным Генпрокуратуры РФ за январь–май 2020 года, тенденция к сокращению преступности есть только в половине федеральных округов: Северо-Западном, Северо-Кавказском, Сибирском и Дальневосточном. В абсолютных значениях наибольший рост преступлений отмечен в Республике Татарстан (+2084), Свердловской (+1168) и Смоленской (+1082) областях.

Стали брать по мелочи

Хотя на преступления небольшой и средней тяжести приходится 72 процента от всех правонарушений, в России увеличилось число тяжких и особо тяжких преступлений: прирост составил 10,4 процента. «Лидерами» стали Севастополь (+ 69,2 процента), Чувашская Республика (+56,6 процента) и Красноярский край (+43,9 процента).

В Генпрокуратуре подтверждают выводы полиции о снижении краж. Квартирных краж стало меньше на 18,9 процента, что и понятно: все сидели по домам. Зато мелких хищений зарегистрировано более 10,5 тыс. – почти на треть больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Пятая часть преступлений в сфере экономики приходится на фальшивомонетничество.

Судя по всему, финансовые проблемы стали возникать и у тех, кто наделён властью: количество пресечённых случаев взяточничества увеличилось на 3,8 процента, причём чаще правоохранители ловят чиновников на мелких взятках.

По данным МВД, самый большой рост зафиксирован в сфере высоких технологий: IT-преступлений стало на 91,7 процента больше, чем в первом полугодии 2019 года.

Каждый пятый факт кражи из 289 тыс. краж – это хищение денег с банковских счетов, говорится в отчёте Генпрокуратуры. Среди всех мошенничеств доля преступлений, совершённых через интернет, телефон или компьютер, составляет 66 процентов (всего более 71 тыс. преступлений, прирост составил более 60 процентов). Более чем вдвое увеличилось количество мошенничеств с использованием электронных средств платежей (+113,3 процента).

Об угрозах кибератак ещё в начале пандемии предупреждали специалисты IT-индустрии.

«В марте мы прогнозировали рост кибератак на оборудование и домашние сети сотрудников компаний, которые из-за коронавируса перешли на удалённый режим работы. В группе риска оказались сотрудники финансовых учреждений, телеком-операторов и IT-компаний. Прогнозы, к сожалению, сбылись».

Group-IBGroup-IB

– Наша система предотвращения сложных киберугроз перехватила сотни писем, замаскированных под информационные и коммерческие рассылки о COVID-19. Из них почти 65 процентов вредоносных рассылок несли «на борту» программы-шпионы (spyware) и бэкдоры, – рассказали «Октагону» в компании Group-IB.

Следи за цифровой гигиеной

Наиболее распространёнными IT-преступлениями специалисты называют утечку данных и мошенничество.

– В первом полугодии утечек, связанных с вирусами-шифровальщиками, стало в два раза больше, чем в первом полугодии 2019-го. Такой же рост показали утечки, связанные с фишингом. При этом формы мошенничества не меняются – меняется повод, которым заманивают. Поводы этой весны: доставка, поддельные сайты, пособия в связи с коронавирусом и тому подобное, – пояснил «Октагону» директор экспертно-аналитического центра группы компаний InfoWatch Михаил Смирнов.

Интерес к фишингу подтверждают и в Group-IB. Только за первый квартал этого года компания заблокировала более 4,7 тыс. фишинговых ресурсов, тогда как за весь 2018-й было выявлено порядка 4,4 тыс. таких ресурсов.

– В предыдущие годы злоумышленники после блокировки мошеннического веб-ресурса быстро переключались на другие бренды. Сегодня они продолжают работу, создавая новые страницы на замену заблокированным. Если говорить о целях злоумышленников, то в первом квартале больше всего фишинговых страниц было нацелено на онлайн-сервисы (61,35 процента), почтовые сервисы (11,88 процента) и финансовые учреждения (8,42 процента), – отметили в Group-IB.

Из-за ограничений обманывать жертв стало легче. После введения в Москве пропусков мошеннические сервисы предлагали купить справки-пропуска на период карантина за 3–5,5 тыс. рублей, а на сайтах объявлений стали появляться лоты-приманки с фейковыми страницами для оплаты.

Возросло число краж через популярные онлайн-сервисы, ставшие столь актуальными в период режима самоизоляции.
Возросло число краж через популярные онлайн-сервисы, ставшие столь актуальными в период режима самоизоляции.
Фото: sharafmaksumov/Depositphotos

Набирают популярность хищения через сервисы доставки еды. В июле был взломан личный кабинет на «Яндексе» исполнительного директора агентства маркетинговых коммуникаций GeneRA Натальи Шулаковой. Как рассказала «Октагону» пострадавшая, мошенники заказали еду на 2 тыс. рублей. Деньги банкиры вернули, а с ситуацией разбираются полицейские.

– Полиция отправила наряд по адресу доставки, но у мошенников уже была отработанная схема. В доме, куда приходил заказ, нет нужной квартиры, поэтому курьер звонил клиенту и еду адресат забирал лично, – рассказала «Октагону» Наталья Шулакова.

Сельского участкового пустили по следу

Штат сотрудников многих подразделений сократили из-за оптимизации в ходе реформы полиции. На сдерживание офлайн-преступности и одновременно борьбу с интернет-мошенниками кадров не хватает.

«У нас на земле сейчас один опер по уголовным делам, а мы, на минуточку, обслуживаем один из районов города-миллионника. Поэтому у меня к обеду выстраивается очередь из потерпевших. Работать с похищениями денег с банковских карт всегда сложно, много бумажной волокиты, а в итоге оказывается, что деньги пострадавшие сами и отдают».

Сотрудник МВДСотрудник МВД

Аналогичную нехватку кадров «Октагону» подтверждают и в других подразделениях МВД. Например, в конвойной службе рассказывают, что бывают случаи, когда приезжают забирать подозреваемого по ст. 91 УПК РФ («Основания задержания подозреваемого»), а встречают в следственно-оперативной группе вместо дознавателя стажёров, которые дежурят без старших товарищей.

Ещё более любопытные истории рассказывают участковые из отдалённых территорий.

– Я работаю сельским участковым. Один житель написал жалобу в Роскомнадзор по поводу спам-атаки на его телефонный номер. После многих инстанций эта жалоба вернулась ко мне. Что я как участковый могу сделать? Только взять объяснение, на основании которого скорее всего будет принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Как из села бороться с киберпреступниками, я себе не представляю, – рассказал участковый одного из муниципалитетов Свердловской области.

Эксперты не исключают, что при росте нагрузки правоохранительная система не сможет долго оставаться стабильной: где-нибудь обязательно прорвёт.

– Кадров не хватает, это правда. Потому что, когда проводили так называемое реформирование, решили сэкономить. Из 1,2 миллиона сотрудников 200 тысяч сократили. Реформу делали из Кремля, и никто не учёл, что есть научно обоснованные расчёты, разработанные институтами МВД и социологами, сколько и каких сотрудников и специалистов в полиции должно быть на той или иной территории. Резали по живому. До опасной черты была упрощена сельская полиция. Во времена министра Нургалиева стали объединять и укрупнять районы, в итоге на один райотдел стало приходиться больше населённых пунктов. Конечно, это снижает оперативность реагирования. Если, скажем, случается что-то вечером или ночью, кто поедет за 60 километров, как, например, в моём Староюрьевском районе? – прокомментировал проблему «Октагону» генерал-лейтенант МВД Александр Гуров.

Александр Гуров: «Кадров не хватает, это правда. Из 1,2 миллиона сотрудников 200 тысяч сократили».
Александр Гуров: «Кадров не хватает, это правда. Из 1,2 миллиона сотрудников 200 тысяч сократили».
Фото: Евгений Биятов/РИА Новости

Есть и ещё одна проблема, о которой, как считает Александр Гуров, мало кто задумывается. Это консервативность преступного мира. Если некий преступник начал заниматься карманными или квартирными кражами, он будет это делать долго – лет 25–30. И на фоне этого консерватизма странно выглядит слишком интенсивное движение кадров в полиции, частая смена сыщиков на местах: сотрудник не успевает изучить территорию, понять её особенности и начать эффективно работать. Сегодня подразделения, которые боролись с карманными кражами, и вовсе ликвидированы, хотя их функция на самом деле была шире ловли мелких воришек. Они фактически занимались контролем, личным сыском, выявлением антиобщественных элементов, что позитивно сказывалось на общей криминогенной ситуации.

Фото на обложке: Andrey_Popov/Shutterstock

Читайте также