«Винзавод» Софьи Троценко проверяет себя на политическую прочность

«Винзавод» Софьи Троценко проверяет себя на политическую прочность

Истории 13 февраля Стефания Ласпина

 В ЦСИ «Винзавод» («Галерея XL ») проходит «остросоциальная выставка» московского «художника, куратора и теоретика искусства» Анатолия Осмоловского  «Комариный гимн». Осмоловский – автор перформанс-провокаций «Баррикада», «Против всех», а также самой первой и громкой акции своей лаборатории: в 1991 году Осмоловский с коллегами лёг на брусчатку Красной площади перед Мавзолеем Ленина, выложив телами слово из трёх букв. Вопрос, зачем «Винзавод» ступает на тонкий лёд политических провокаций, изучил «Октагон».

Шифры Осмоловского

Выставка «Комариный гимн» – очередная серия арт-объектов на политическую тему. Ключевую позицию занимает инсталляция «Небо в клеточку», выполненная на фоне текста Конституции РФ. По словам автора, «это хештег и тюрьма одновременно». Созерцать работу нужно под монотонную обработку гимна России. Как объясняет Осмоловский, художнику нежелательно сидеть в тюрьме, так как художественный жест не может оцениваться с правовой точки зрения.

Как связаны поправки к Конституции, принятые в 2020 году, и вероятность того, что человек искусства может оказаться в тюрьме, становится понятно теперь, когда среди получивших срок за участие в митингах оказались художники, акционисты и, что не исключено, постоянные посетители выставок «Винзавода».

Провокационные выставки на грани уголовного преступления (в УК РФ описаны наказания за надругательство над государственными символами Российской Федерации) Анатолий Осмоловский проводит на «Винзаводе» регулярно. Характерной особенностью его творчества является трансляция личного взгляда на политические процессы. Сотрудники «Винзавода» говорят, что перед открытием каждого арт-проекта Осмоловского и кураторов его выставок принимает в своём офисе хозяйка «Винзавода» Софья Троценко и просит расшифровать их замысел.

Провокационные выставки Осмоловского проходят на «Винзаводе» регулярно.Провокационные выставки Осмоловского проходят на «Винзаводе» регулярно.Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ

Ранее на суд зрителей были представлены экспозиции «Поцелуи вместо полиции», «Под давлением», «Стена», «Чёрный обелиск». «Выставка Осмоловского – это остросоциальный проект, в котором неотвеченные вопросы и накал общественных настроений трансформируются в хаотическое и неудобное пространство, сохраняющее при этом визуальную строгость. Ситуация, с которой работает Осмоловский, доводится до абсурда: “сакральный” закон страны нечитаем, а назойливый звук “комариного гимна” льётся и льётся из громкоговорителей, бессмысленный и бесконечный», – сообщает витиевато написанный релиз на сайте «Винзавода».

Созерцатель гениталий комаров

Высказывания Осмоловского как «теоретика искусства» касаются не только и не столько самого искусства. Он известен прежде всего своими политическими высказываниями, нежели профессиональными успехами.

Как сообщал художник, на его взгляд, в России «к власти пришёл не фашистский, но квазифашистский режим»: «...Я наблюдал то, что происходит на телевидении, – при советской власти я не видел такого шовинизма и бреда. Конечно, у Путина нет такого механизма, как у Гитлера, ведь у того была жуткая человеконенавистническая партия, но мы пребываем, наверное, в режиме Салазара или Франко – где-то там».

«Галерея XL» на «Винзаводе» – основная площадка для воплощения самых смелых арт-жестов Осмоловского, не стесняющегося высмеивать человеческие горести, унижать зрителя созерцанием «гениталий комаров» и делать политические заявления от лица верховного обвинителя.

Сотрудники «Винзавода» говорят, что перед каждой выставкой Осмоловский лично встречается с Софьей Троценко для того, чтобы пояснить замысел своих работ.Сотрудники «Винзавода» говорят, что перед каждой выставкой Осмоловский лично встречается с Софьей Троценко для того, чтобы пояснить замысел своих работ.Фото: Александр Казаков/Коммерсантъ 

Ранее, в 2018 году, в том же пространстве «Винзавода» прошла выставка «Против всех» – ретроспектива событий 18-летней давности, приуроченная к президентским выборам; а если вглядываться и использовать логику, то, по сути, это была выставка-жест против президентства Путина. Что выглядит весьма странно на фоне того, что бизнесмен Роман Троценко, инвестировавший в «Винзавод», зарабатывает главным образом на ключевых инфраструктурных проектах эпохи Путина.

Андеграунд просит о помощи

ЦСИ «Винзавод» открылся в 2007 году на месте разорившегося винного комбината «Московская Бавария» в квартале промышленной застройки XIX века. Здание, точнее руины винзавода, выкупили Роман и Софья Троценко, сделали модную реконструкцию и разместили в помещении художественные галереи. Из-за постоянной занятости бизнесмена Троценко бразды правления арт-пространством взяла в свои руки президент одноимённого фонда, глава Союза креативных кластеров, член правления Ассоциации галерей (АГА) Софья Троценко.

Основной целью инвестиций миллиардера Троценко была конкуренция с модным в то время музеем «Гараж» под руководством Дарьи Жуковой и Романа Абрамовича. Проигрывая «Гаражу» в респектабельности, шике и раскрученности, «Винзавод» постепенно нашёл свою нишу – привлечение на свои площадки субкультурных и маргинальных художников, среди которых Осмоловский как один из самых опытных творцов андеграунда сияет настоящей звездой.

Своей задачей Софья Троценко видит, как ни странно, взаимодействие индустрии современного искусства с государством, от которого она ждёт экономической поддержки.

Презентованный «Винзаводом» в конце октября 2020 года новый проект «Ассоциация галерей» стал для Софьи Троценко ещё одним шагом к получению государственной помощи. АГА будет просить о разносторонней поддержке искусства, образцы которого выставляются в современных галереях. 11 февраля Софья Троценко, набрав 90 процентов голосов, была избрана председателем экспертного совета Агентства креативных индустрий (АКИ) Москвы.

Возможно, привлечение провокативных художников используется с целью торга частных галерей с государством. Мол, если их не поддерживать, то развитие арт-пространств такого рода пойдёт по пути политической провокации, а не искусства. Способ, честно говоря, граничит с самым смелым акционизмом.