Ящики добра призвали к порядку

Ящики добра призвали к порядку

Истории 03 ноября Дарья Воронина

В октябре председатель Правительства РФ Михаил Мишустин изменил требования к ящикам для пожертвований. Теперь ими могут пользоваться только те, кто ведёт благотворительную деятельность, а выемка пожертвований должна проходить при свидетелях. «Октагон» узнал у фондов, почему они рады жёсткому регламенту и дополнительным отчётам об использовании кешбоксов.

Доверенность, акт, опломбирование, штраф

По новым правилам пользоваться ящиками для пожертвований имеют право те НКО, в учредительных документах которых предусмотрено осуществление благотворительной деятельности. На ящике должен быть инвентаризационный номер, его опечатывают лентой с подписью и печатью организации или пломбируют.

На самом коробе указывают информацию о НКО с ИНН, номером счёта, юридическим и электронным адресом, название программы сбора средств. Информацию о последней размещают на сайте за три дня до начала акции. Переносные ящики использует сотрудник с доверенностью, а стационарный устанавливают так, чтобы посторонние не могли его перемещать, и только после подписания договора с владельцем помещения.

Открыть кешбокс может лицо, имеющее доверенность от имени НКО, в присутствии не менее двух свидетелей. В момент вскрытия ящика они обязаны вести соответствующий акт в трёх экземплярах, два из которых будут переданы тем же свидетелям. В акте указывают размер собранных средств. Если пересчитать деньги на месте невозможно, их перекладывают в специальную сумку, которую пломбируют и вносят номер пломбы в акт. Если производился сбор иных вещей (например, игрушек для подопечных детдомов или продуктовых наборов для нуждающихся), они должны быть перемещены в спецмешок и также опломбированы.

Отчёт о реализации средств, собранных с помощью кешбоксов, должен быть отражён в документации фонда. Ранее эту информацию можно было не публиковать.

Процедура усложнилась, но этим регулирование не ограничивается. Законопроект о санкциях за нарушение регламента внесла на рассмотрение в Госдуму депутат Наталья Костенко. Размер штрафа для тех организаций, которые имеют право собирать средства, но при этом нарушают регламент – к примеру, неверно оформляют ящики, – составляет до 50 тысяч рублей. Сбор взносов на улицах или в электричках теперь является незаконным, размер штрафа за него увеличится до 150 тысяч рублей. Точные суммы будут утверждены после рассмотрения проекта в Госдуме.

Зачем такие сложности

Новый порядок оформления и использования кешбоксов представители НКО одобрили, так как крупные благотворительные фонды давно лоббировали регламент.

– Среди тех, кто ходит с ящиками для пожертвований по улицам, транспорту, огромное количество лжефондов и лжеволонтёров. Люди, которые подают на улице, жертвуют на эмоциях и не проверяют, куда ушли их деньги. Главная проблема – непрозрачность движения денежных средств, – отмечает координатор проекта «Все вместе за разумную помощь» Анжелика Иванова. – И то, что закон приняли, – это большая победа.

Мошенничество с ящиками-копилками достигло расцвета в 2017 году.

Любой желающий мог просить деньги за условный «воздушный шарик», и то и дело в СМИ появлялись новости о задержании лжеволонтёров.

– Мы однажды наткнулись на инструкцию, где мужчина расписывал схему по установке ящика в целях собственного обогащения, – говорит исполнительный директор ассоциации «Юристы за гражданское общество» Ольга Шумбурова. – Он рассказывал, что должно быть написано на ящике, в какое время его размещать на остановке общественного транспорта, как отвечать на возможные вопросы от граждан, чтобы не вызвать подозрений, что делать, если кто-то грозится позвонить в полицию или звонит представитель органов внутренних дел.

В 2017 году мошенники с «коробками» процветали: любой мог просить деньги на что угодно. СМИ пестрели новостями о задержании лжеволонтёров.В 2017 году мошенники с «коробками» процветали: любой мог просить деньги на что угодно. СМИ пестрели новостями о задержании лжеволонтёров.Фото: Валерий Бушухин/ТАСС

Наравне с аферистами-одиночками действовали фонды, которые проходили официальную регистрацию как организации, осуществляющие благотворительную деятельность. В одних случаях человек не знал, что идёт сбор средств в его пользу, в других – с ним связывались, запрашивали документы, собирали определённую сумму, а затем под разными предлогами (не хватает справки, отчёта или чека) отказывались передавать средства.

– Нельзя сказать, что организация была подложной, – если «сборщиков» задерживали, документация не вызывала вопросов. Истории обмана наносили вред. Уровень доверия растёт постепенно, но любой случай недобросовестного использования статуса некоммерческой организации рядом с неприятной, некрасивой, нарушающей требования законодательства историей – это всегда огромный удар по всей репутации отрасли НКО, – отмечает Ольга Шумбурова.

Не пойман – не вор

Схема идеальна для мошенников. Все данные публикуются в открытом доступе, остаётся только распечатать фото и документы. Отчёта никто из прохожих не требует. Полицейские не трогают: люди отдают деньги добровольно, штраф выписать нельзя, а потому «добровольцы» для них неинтересны.

Мошенники даже представлялись сотрудниками известных НКО, пострадавшие фонды обращались в полицию, но дела не заводили.

«К сожалению, случались ситуации, когда мошенники прикрывались нашим именем, а иногда и использовали логотип “Подари жизнь” в своих преступных целях. Нам часто писали жалобы о том, что навязчивые волонтёры просят прохожих купить игрушки в пользу фонда. Есть мошенники, которые собирают на конкретных детей в переносные ящики».

Екатерина Шергова | директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова
директор фонда «Подари жизнь»

Генеральный директор Фонда Ройзмана Светлана Косолапова, рассказала «Октагону», что сотрудники НКО выезжали на место сбора средств, где якобы работали волонтёры от их организации, после звонков очевидцев, но мошенники успевали скрыться.

– Нам ничего не остаётся, кроме как заявлять, что Фонд Ройзмана никогда не пользуется ящиками, а все средства мы собираем только через сайт, – отмечает Светлана Косолапова.

Настоящим благотворительным фондам ничего не оставалось делать, кроме как заявлять, что они не используют для сбора средств кешбоксы.Настоящим благотворительным фондам ничего не оставалось делать, кроме как заявлять, что они не используют для сбора средств кешбоксы.Фото: Валерий Христофоров/ТАСС

Обращения фондов в одиночку не давали результатов. Как объясняет Анжелика Иванова, правоохранители не могли помочь:

– Такие дела не то что до суда, даже до возбуждения административных дел очень редко доходят по той простой причине, что нужны люди, которые пострадали. А кто эти люди? Те, кто положил 100 рублей и пошёл дальше. Для возбуждения уголовного дела по статье 159 УК РФ («Мошенничество») ущерб должен быть не менее 2500 рублей. На улице кладут не больше 1000 рублей. Этой суммы недостаточно. А собрать много людей – где мы их найдём? Правоохранители, зная сложности, отказывали.

Саморегуляция

В 2017 году представители фондов подсчитали, что в Перми мошенники собирают около миллиона рублей в день. В Санкт-Петербурге задержанные «волонтёры» рассказывали, что каждый из них ежедневно собирал по 12–15 тысяч рублей. Тогда сообщество решило проблему самостоятельно.

Декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств с помощью ящиков-копилок, составленную ассоциацией «Все вместе», подписали почти триста некоммерческих организаций. По словам Анжелики Ивановой, проект «Все вместе за разумную помощь» собирал опыт российских фондов, пользующихся коробами, и передавал эту информацию Минэкономразвития.

«Да, прямого регулирования процесса не было, но у нас есть нормы закона, которые мы можем использовать по аналогии, чтобы понять, как оформить все необходимые документы. Поэтому в секторе давно выработались правила юридического оформления сбора пожертвований в ящики».

Ольга Шумбурова | исполнительный директор ассоциации «Юристы за гражданское общество» Ольга Шумбурова
исполнительный директор ассоциации «Юристы за гражданское общество»

Проект противодействия обманщикам в сфере благотворительности «Все вместе за разумную помощь» запустил сайт, где можно сообщить о подозрительном сборе средств и воспользоваться генератором заявления в правоохранительные органы. Когда поступает достаточное количество жалоб на фонд, сотрудники вносят случай в базу и направляют обращение в прокуратуру с просьбой инициировать проверку. За 2019 и 2020 годы в ассоциацию «Все вместе» поступило 230 жалоб. Летом их больше – в последний раз сотрудники обращались в департамент транспорта и УВД на Московском метрополитене в связи с участившимися сборами в подземных переходах в августе.

Ящиков станет меньше?

Благотворительные организации и до внесения законопроекта добровольно включали данные о кешбоксах в отчёты, а потому никаких сложностей, связанных с нововведениями, они не видят.

– По статистике, треть всех пожертвований российских НКО занимают именно сборы из кешбоксов. Людям это удобно, и никто не собирается от них отказываться, – говорит Анжелика Иванова.

Фонд «Линия жизни» устанавливает ящики в супермаркетах, ресторанах, на АЗК, в автосалонах, пользуется ими на мероприятиях фонда и его партнёров. В 2019 году фонд собрал 385,3 миллиона рублей на спасение тяжелобольных детей. Представители организации уверены: сборы профессиональных фондов не уменьшатся из-за отказов НКО от ящиков в связи со сложностью регламента. Это возможно по другим причинам – из-за роста размера цифровых платежей и ограничений, связанных с пандемией: люди реже ходят в рестораны, торговые центры и другие общественные места. По этой причине крупные фонды задумываются об отказе от ящиков и ведении работы в интернет-пространстве.

Некоторые благотворительные организации действительно устанавливают ящики в супермаркетах, ресторанах, на АЗК, в автосалонах. Но такой способ сбора пожертвований не пользуется популярностью.Некоторые благотворительные организации действительно устанавливают ящики в супермаркетах, ресторанах, на АЗК, в автосалонах. Но такой способ сбора пожертвований не пользуется популярностью.Фото: Наталья Селиверстова/РИА Новости

Полностью перешёл на интернет-платежи Фонд Ройзмана, в прошлом году организация собрала свыше 21 миллиона рублей. На первых мероприятиях фонд пробовал использовать кешбоксы, но по факту оказалось, что сборы невелики, а оформлять ящики сложно.

– Время диктует свои правила. У всех настроены платёжные приложения, да и фондам спокойнее с безналичными платежами. Это удобно, безопасно, надёжно и прозрачно с точки зрения отчётности для всех участников процесса, – говорит генеральный директор фонда Светлана Косолапова.

Из-за специфики деятельности Русфонд также почти не использует ящики. В 2019 году организация собрала 1,4 миллиарда рублей на лечение тяжелобольных детей.

«Основной способ сбора пожертвований Русфонда – журналистский фандрайзинг. Мы используем ящики только на выездных акциях при проведении благотворительных мероприятий, и только стационарные. В сравнении с общим объёмом сбора (к началу ноября собрано свыше миллиарда рублей) сборы в ящики совершенно незначительны».

Сергей Амбиндер | исполнительный директор Русфонда Сергей Амбиндер
исполнительный директор Русфонда

А вот для фонда «Подари жизнь» кешбоксы – один из основных методов работы, их список есть на сайте. В прошлом году дети получили помощь от фонда на 1,4 миллиарда рублей.

– Из этой цифры благодаря ящикам для пожертвований было собрано 14 008 785,33 рубля, – рассказывает Екатерина Шергова. – Во многих магазинах, аптеках и кафе Москвы и Московской области стоят кешбоксы для сбора наличных денег в пользу фонда «Подари жизнь». Опустить деньги в такой ящик – самая простая и доступная возможность сделать пожертвование для некоторых категорий людей.

На улицах могут оказаться нуждающиеся, которые пытаются найти деньги самостоятельно. Но теперь их ждут штрафы. Представители НКО отмечают, что люди, обратившиеся в фонд за помощью, юридически не обязуются отказываться от личных попыток сбора нужной суммы.

По словам Светланы Косолаповой, запрещать родителям тяжелобольных детей самим искать деньги на лекарство для ребёнка неэтично.

Однако фонды не поощряют такое поведение и заранее предупреждают, что ответственность за собственноручно собранные средства и отчётность полностью лежит на родителях.

Несмотря на то, что чёткий и прозрачный регламент использования ящиков для пожертвований действует в течение месяца, нарушителей меньше не становится.

– К нам поступают обращения и после 5 октября. Ситуацию усложняет то, что пока нет санкций за нарушение регламента. Однако у правоохранителей есть понятная инструкция, поэтому они обязаны пресечь деятельность подозрительных лиц, – поясняет Анжелика Иванова.