Холодная рыба с горячим сердцем

Холодная рыба с горячим сердцем

Истории 10 апреля Игорь Лесовских

Когда мы говорим о сельском хозяйстве, то чаще представляем суровых аграриев с загорелыми спинами, мозолистыми руками, которые не стесняются сдобрить любой разговор крепким словцом. Тем удивительнее видеть в этом качестве молодую девушку, которая может и про содержание астаксантина в мясе рыбы поговорить, и в Instagram отличный контент сделать. О том, каково это – создавать на холодном Урале настоящую форелевую ферму, «Октагону» рассказала коммерческий директор семейного предприятия РЫБАLOVE Екатерина Сбоева.

Миллиарды в воду

Рост объёма добычи рыбы – задача государственной важности. Она есть в федеральной программе «Развитие рыбохозяйственного комплекса», по итогам реализации которой улов в России должен увеличиться на 21,9 процента, а удельный вес отечественной рыбной продукции на внутреннем рынке вырасти до 85 процентов. На эти нужды с 2013 по 2024 год в рамках госпрограмм будет выделено 144,5 млрд рублей. Впрочем, развитие отрасли зачастую зависит от инициативы самих предпринимателей. Так, например, поступила семья Екатерины Сбоевой, решив заняться разведением экзотической для уральского региона рыбы – форели.

Радужная форельРадужная форельФото: Анна Матвеева

Идея заняться «бизнесом для души» у семьи Екатерины появилась давно. За плечами был опыт в медбизнесе, торговле портативной электроникой. «Главе семейства всегда хотелось создать дело с душой, которое откликается внутри. Так как рыбалка – его хобби, выбор направления был предопределён. Когда я была совсем ребёнком, мы постоянно ездили рыбачить на пожарном озерце возле нашей дачи. И было забавно, что клевало в основном у меня. Так что с рыбой я соприкасалась уже с детства», – рассказывает Екатерина Сбоева.

Караоке и рыбалка несовместимы

В 2004 году открылась компания «Глория-Фиштур», её учредителями стали родители Екатерины – Евгений и Ольга Павленко. «Изначально хотели заниматься платной рыбалкой. Тогда как раз вышел закон, регулирующий деятельность культурных рыбных хозяйств, и мы решили создать подобное хозяйство. Так у нас появился Кутырь», – рассказывает Екатерина Сбоева.

Кто сказал, что девушки ничего не понимают в рыбалке?Кто сказал, что девушки ничего не понимают в рыбалке?Фото: Анна Матвеева

Кутырь – объект платной рыбалки на небольшом озере недалеко от посёлка Солнечный, в 60 километрах от Екатеринбурга. «Глория-Фиштур» выиграла тендер на земельный участок с условием, что будет облагораживать его и взамен может взимать деньги за платную рыбалку, ставить беседки и содержать территорию в чистоте.

Кутырь не приносил никакого дохода. Много денег ушло на зарыбление, так как процесс перевозки живой рыбы достаточно дорогостоящий. Плата за рыбалку и аренду беседки (500 рублей в день) расходы не покрывала.

«Некоторые рыбаки были недовольны, что у них не клюёт. Люди не понимали, за что они платят. Рыбаки думали, что мы обманываем, не зарыбляем водоём. А мы реально каждую неделю по 100–200 килограммов привозили, плавали с эхолотами, чтобы понять, где рыба находится. Но решения проблемы не было».

Екатерина Сбоева | коммерческий директор предприятия РЫБАLOVE Екатерина Сбоева
коммерческий директор предприятия РЫБАLOVE

Бизнес мог стать успешным при развитии развлекательного сегмента: баня, сауна, караоке. Но делать это в ущерб рыбакам семья предпринимателей не стала.

Бизнес с душой

К идее рыбной фермы «Глория-Фиштур» пришла случайно. Появилось место на земельных торгах в районе Михайловского, в 2011 году семья Екатерины Сбоевой получила этот участок.

«Начали на коленках делать понтоны. Отец посоветовался с кем-то и решил выращивать там рыбу. Но даже не знал, какую. Оказалось, что форель наиболее изучена и с точки зрения прибыли достаточно доходная. Осётр, например, сложнее: ему нужна тёплая вода, а в нашей реке вода холодная и как раз подходит для форели», – рассказывает Екатерина Сбоева. За помощью новые рыбоводы обращались к крупным рыбным хозяйствам, которые работали здесь ещё с советских времен.

Рыбное хозяйство – тяжёлый ежедневный труд с присущими ему рисками. Чтобы вырастить из икринки рыбку, надо ждать три годаРыбное хозяйство – тяжёлый ежедневный труд с присущими ему рисками. Чтобы вырастить из икринки рыбку, надо ждать три годаФото: Анна Матвеева

«Рыбные хозяйства вели себя как друзья, а не как конкуренты. Допустим, когда у них очень тёплая вода, мы всегда готовы помочь, взять рыбу на передержку. Когда у нас очень холодная вода и мы не можем кормить дальше, рыба худеет – мы отвозим к ним на передержку», – говорят в РЫБАLOVE.

Икра для зарыбления фермы привозилась из Франции. Это продолжалось до 2016 года, пока на уральской ферме не начали доить сами и не вывели малька. «В первые три года мы дважды теряли почти всё стадо из-за неправильной температуры кормления. Ошиблись на один градус. При этом рыба три года растёт до килограмма. Изначально мы работали на операционных расходах и ничего никуда не продавали», – отмечают на форелевой ферме.

«Первую выращенную рыбу мы запекли в духовке и пригласили родственников на ужин. После того, как все попробовали, мы рассказали, что это наша рыба и у нас есть рыбное хозяйство. Все такие: “О, ничего себе, да ладно! Вкусно, прикольно, интересно”. На следующий день звонит тётя, говорит: “Слушай, я рассказала своей подруге, а та рассказала ещё одной. И привезите нам в пятницу 20 килограммов”. Отсюда и пошла пятница – именно в этот день мы стали развозить рыбу своим клиентам».

Екатерина Сбоева | коммерческий директор предприятия РЫБАLOVE Екатерина Сбоева
коммерческий директор предприятия РЫБАLOVE

Форель не для опта

Основатели форелевой фермы думали, что к ним с фурами будут приезжать «Пятёрочки», «Магниты» и другие крупные сетевики. Но с крупным ретейлом Сбоева не работает до сих пор, в форелевой ферме ориентированы на розницу.

Правило: индивидуальный подход не только к каждой особи, но и к каждому покупателюПравило: индивидуальный подход не только к каждой особи, но и к каждому покупателюФото: Анна Матвеева

«Мне проще продавать клиентам по одной рыбке. Мы своим товаром показываем клиенту, что выловили её специально для него, упаковали, написали на ней его имя. У нас единственный минус – один день доставки форели, только по пятницам. Но зато рыба точно будет свежая, потому что выловлена в день доставки. А что в этом ретейле? Лежит на льду несчастная рыба, наполовину укрытая ледяной крошкой, хотя должна быть полностью укрыта», – рассказывает Екатерина Сбоева.

Интересно, что в последнее время продукция РЫБАLOVE стала пользоваться спросом у местных ресторанов. Причём шеф-повара сами приходят к предпринимателям. «Большинство шеф-поваров узнают о нас из Instagram. Даже в меню указывают, что это михайловская форель с Оленьих ручьёв. Например, мы сейчас находимся в заведении Кирилла Шлаена, у него в “Агне” продаётся наша рыба, и там написано, что форель розовая, с Оленьих ручьёв. Официанты называют день, когда выловлена форель», – поясняет коммерческий директор форелевой фермы.

Рыба рыбе рознь. Важно добиться качества. Значение имеет всё – вкус, запах, цветРыба рыбе рознь. Важно добиться качества. Значение имеет всё – вкус, запах, цветФото: Анна Матвеева

Интерес к уральской форели в РЫБАLOVE связывают с качеством. «Чтобы посмотреть на нашу рыбу, мы стали приглашать клиентов на ферму. Мы показываем, чем кормим рыбу, – это дорогой датский корм, который мы и сами едим и гостей угощаем. К сожалению, российского корма хорошего качества нет – часто криль заменяют на химический состав. Если подробнее: есть астаксантин – натуральный каротиноид, который окрашивает мясо рыбы в красный цвет. За счёт астаксантина в рыбе появляются омега-3, омега-6, полезные вещества… Такой корм позволяет делать полезную рыбу, именно поэтому мы её не только продаём, но и сами едим. Я не хочу делать очередной продукт, который не имеет качества и вкуса», – заключает Екатерина Сбоева.

Первый миллион через три года

Как и положено при запуске любого бизнеса, уральские создатели форелевой фермы сделали бизнес-план. По нему нужно было инвестировать четыре миллиона рублей. Позже инвестиции были скорректированы за счёт переноса второстепенных задач на другие периоды, а также финансирования производства товарной рыбы. В реальности инвестиции на старт составили 2,5 млн рублей, остальное было дофинансировано в течение двух следующих лет.

Екатерина СбоеваЕкатерина СбоеваФото: Анна Матвеева

На операционную прибыль в компании вышли через два года – сразу, как начали реализацию товарной рыбы (весом от килограмма). Условный первый миллион компания заработала через три года. «Так как наш товар живой, то в период потери стада мы несли значительные убытки. Следствием этого была потеря навески – для обеспечения затрат приходилось реализовывать рыбу, не достигшую оптимального веса. Выгоднее всего продавать рыбу весом от двух килограммов и выше. При незначительном росте затрат в таком случае значительно возрастает выручка. Правда, если снижается спрос, то рыба начинает стоить дороже», – отмечает Екатерина Сбоева.

Сейчас РЫБАLOVE в год продаёт 12–13 тонн форели. «Выращиваем около 25 тонн, таким образом на хозяйстве одновременно находится около 35 тонн рыбы разной навески. Есть возможность довести до 50, чем и планируем заниматься в текущем году», – отмечают на форелевой ферме. Кроме этого, в компании хотят заняться строительством мини-цеха переработки и маточного цеха, провести автоматизацию и оцифровку процессов производства. «В плане реализации также будем расширять аудиторию своих клиентов и думать о развитии своего ресторана», – отмечают в РЫБАLOVE.

Мода на крафт

По мнению экспертов, в целом успех крафтовых производств объясним сменой мировых трендов. Сначала от продукции массового потребления стали отказываться в США, где возник бум ремесленных производств, в том числе и продовольственных товаров.

Екатерина может всё!Екатерина может всё!Фото: Анна Матвеева

«Говорить, что крафтовые проекты все поголовно успешны, неверно. Мы видим лишь тех, кто взлетел, и не знаем, сколько компаний не получили развитие. Но в подобном виде бизнеса, конечно, есть плюсы, вызывающие доверие у потребителя, – это личность предпринимателя. Люди видят человека и покупают товар у него, даже если этот товар стоит дороже масс-маркета. Особенно когда это касается товара, на который вы не мониторите цену постоянно. Среднестатистический клиент вряд ли знает, сколько стоит рыба в супермаркете, и при покупке он выбирает не кошельком, а сердцем», – отмечает уральский ресторатор (рестораны «Гастроли», «Гады, крабы и вино», «Сойка», сеть кофеен Engels) Валентин Кузякин.

Екатеринбург