мск 15°
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск
Олег Бондаренко
И целого мира мало / спецпроект
16 июня, 2020
12:08

Прекрасная Россия Будущего

12 июня 2020 года госсекретарь США Майк Помпео поздравил россиян с Днём России «от имени правительства США и американского народа». Он отметил, что принятая 30 лет назад Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации признаёт «демократические устремления и суверенитет народа России, его многовековую историю, культуру и традиции, неотъемлемое право на достойную жизнь и верховенство права».

Как будто мечта о разделении – многовековая в истории России. Ровно наоборот.

С начала 2000-х, дабы не бросалась в глаза столь очевидная историческая нестыковочка, праздник переименовали в День России. Прикрылись фиговым листком так же, как закрывают временными конструкциями мавзолей Ленина на каждый парад Победы.


Потому что для многих миллионов русских (и я в их числе) этот день – государственно оформленный позор моей страны; день капитуляции в холодной войне, торжества ограниченности и местечковости элит, разорвавших великую Красную империю; день невероятной глупости и тщеславия одного человека – разрушителя моей России – Бориса Ельцина, победившего в этот день на своих первых президентских выборах в 1991 году.

12 июня – день чужой страны – антисоветской и антирусской Российской Федерации. И такой порядок вещей давно следовало бы поменять – как праздник, так и государство.

Такие, как мы, но другие

Вы никогда не задумывались, почему так много внимания в последние десятилетия российское общество, власть и СМИ уделяли Украине, а потом Беларуси? Почему не солнечной Армении или гостеприимной Грузии, не европейской Латвии или работоспособной Киргизии? Не дружественному Казахстану?

Скажете, там Майдан и революция? Так революция с начала нового века случалась помимо Украины в Грузии, Киргизии, Армении, Молдове. Попытка революций помимо Беларуси – в Узбекистане. Власть передавалась при интересных обстоятельствах в Туркмении и Казахстане. Но почему-то мы мало интересуемся или вообще не знаем об этом. А тут такой привередливый взгляд.

Столь пристальное – до боли в глазах, до зубного скрежета, до умопомешательства – внимание этим странам уделялось только по одной причине: они как бы свои, но другие.


Украина – как анти-Россия, недаром её второй президент Кучма запомнился книгой «Украина не Россия», ставшей руководством к действию для двух поколений укрополитиков.

Беларусь или Белоруссия – кому как нравится – как альтер-Россия. Альтернативная Россия, которая ещё может посостязаться с оригиналом за историческую память, советское прошлое и русский язык. Потому что она местами ещё более советская, а местами – и более русская, чем нынешняя Российская Федерация. Потому что в Беларуси социальное государство цветёт и пахнет, а в России – всё больше служит фасадом для дикого капитализма.

Вы же не будете требовать от немца или американца, чтобы он был похож на русского (умышленно не будем здесь использовать ельцинский топоним «россияне»)? А почему? Потому что они – чужие. Вот сербы, например, чужие, но в тоже время почти такие же, как мы. Особенно если сильно не вглядываться. Потому сербов так не любят на Западе – чувствуют внутреннюю смысловую разницу при внешнем сходстве.

Последнее время российские каналы с удвоенной силой мочат белорусского «батьку» Лукашенко. Только если вчера его мочили за то, что он-де нефтью дешёвой российской хотел барыжить (а как ещё прикажете социализм содержать?), то теперь – за то, что он парад в честь 75-летия Победы, такой негодяй, осмелился провести.

Когда вокруг коронавирус. Когда сплошной карантин. Когда даже в Москве (!) его не проводят. А он провёл. «Что он себе позволяет, наглец!» – думает российская власть и оттого начинает «батьку» ещё сильнее ненавидеть.


С использованием нефтяной трубы для наполнения бюджета, а не карманов придворных топ-менеджеров. С красным знаменем на неотменённом параде. И как бы ни пыжились отдельные отечественные имбецилы именовать этот парад чумным, Лукашенко всё равно лишний раз доказал – есть и другая Русь, которая именуется Беларусью.

Президент РФ Владимир Путин вроде бы является поклонником теории о триединстве русского народа, проистекающего из триединства общностей – Малой, Белой и Великой Руси. Тогда было бы логично принимать и триединство трёх отдельных протогосударственных субъектов формирования единой русской нации. А с этим, очевидно, есть сложности.

Поклонская и Чан Кайши

Возьмём для примера Германию. Сформировавшаяся в единое национальное государство лишь во второй половине ХIХ века (год провозглашения Германской империи – 1871-й), она изначально не претендовала и не могла претендовать на монопольное представительство всех немцев и носителей немецкого языка и культуры. На руинах Священной Римской империи германской нации возникли две немецких империи – Германская и Австрийская, причём жители последней считали себя в чём-то большими немцами, чем граждане Германской. По большому счёту это было просто разделение прежде единой гражданско-политической германской нации на преимущественно протестантов (за исключением Баварии) и католиков.

Это всё равно как если бы в Русском царстве Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, после церковного раскола 1656 года вследствие реформы Никона старообрядцы вместо того, чтобы разбредаться по отдалённым скитам и уходить там во внутреннюю религиозную эмиграцию, словно Агафья Лыкова, решили бы найти какую-нибудь землю подальше, перебраться туда и основать своё собственное русское староверческое государство. Другую Россию. Только со своим патриархом и двуперстным крещением.

Такую русскую Пруссию на границе с западно-христианским миром. По мнению уважаемого экономиста, профессора Никиты Кричевского, многие старообрядцы бежали от никоновской церковной реформы как раз на западные границы Руси – таким образом, даже несмотря на все репрессии, «к середине XIX века до половины населения Беларуси составляли старообрядцы и их потомки, чем отчасти объясняется традиционное белорусское трудолюбие, педантичность, солидарность».

Может быть, потому современные беларусы и стали такими себе «русскими протестантами», будто старообрядцы. У которых зёрнышко к зёрнышку, семечко к семечку, копеечка к копеечке.


Что также характерно, бежали старообрядцы на Запад не просто так – за 100 лет до того тем же маршрутом воспользовался известный князь, военачальник и меценат Андрей Курбский, предавший Ивана Грозного и бежавший от его преследований в Великое княжество Литовское. При этом мало кто вспоминает полное название этого государственного образования – Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское, а одним из государственных языков в нём наряду с латынью, польским и церковно-славянским был западнорусский (старобелорусский).

В XIV–XV веках возникает понятие «Русь Литовская» как противопоставление понятию «Русь Московская». В русской историографии для обозначения этого государства использовался термин «Литовско-русское государство». Так получается, что другая Россия 400 лет назад уже была и называлась тогда Великим княжеством Литовским.

Когда на стыке тысячелетий писатель и политик Эдуард Лимонов пытался создать русское государство на севере Казахстана, он предвосхитил на 12 лет возвращение Новороссии в виде ДНР-ЛНР. И отталкивался от опыта, в том числе, существования, пускай и вынужденного, «двух Китаев» – Тайваня и КНР.

Действительно, почему у китайцев и немцев есть два государства, а у русских нет? Когда Василий Аксёнов писал свой «Остров Крым», он вряд ли предполагал, что его роман станет отчасти пророческим, правда сюжетом наизнанку. А ведь в нём он говорил в чистом виде о «русском Тайване» с белым Чан Кайши в роли суверена. Вместо русского Чан Кайши символом (но не сувереном) острова Крым стала Наталья Поклонская – масштаб меняется с поправкой на время.

Нужна внутренняя гармония

Многие спросят: а зачем нужна эта самая другая Россия, когда есть одна – Богом данная родная земля с нерушимым строем. Отвечу: именно затем, что строй этот, как показывает практика ХХ века, довольно рушим, а вместе со строем каждый раз разваливается сама страна. В случае же наличия другого полюса притяжения многие из навсегда (навсегда ли?) потерянных территорий, а главное, людей, не принявших нового режима, остались бы на русской орбите и не искали бы себе счастья в рядах откровенных врагов от безысходности.


Многих граждан – акторов политико-экономической жизни страны не устраивает текущее положение дел, и мириться с ним они способны только путём построения своей маленькой России на вверенной им территории – эту концепцию «Россия там, где я» разделяют сотни тысяч, если не миллионы российских соотечественников как на чужбине, так и дома. Скажу больше того, её разделяют даже некоторые чиновники, высокопоставленные и не очень. Их концепция «Россия – это Европа» чем дальше, тем больше входит в противостояние с текущей государственной политикой, которую именно они волею судьбы должны проводить в жизнь.

Ведь если задуматься, становится очевидным: политику «суверенизации», то есть обособления государства и государственных интересов от всего остального мира, зачастую призваны проводить те, кто, если не имеет квартиры в Лондоне, то уж точно отправлял собственных детей учиться в Швейцарию. Непросто же им приходится!

В недавнем прошлом «пармезаны» на госслужбе, они должны отделять себя как чиновников от себя как людей. Вот и получается у нас на выходе такая искусственная формализованная суверенность – без внутренней гармонии сложно создать другую.

Современные российские элиты в качестве образца для подражания после слома советской модели вначале имели США, затем Европу, а после 2014 года всё больше варятся в собственном соку, возводя технократизм в статус практически государственной идеологии. Только что есть технократизм как не технический набор властных функций без какого-либо смыслового содержания? И можно ли рассчитывать на долговечность построенной на нём модели государства?

Выстрел в октябре

4 октября 1993 года – день расстрела Верховного Совета – стал фактическим днём рождения Российской Федерации. Все остальное – и Конституция, принятая 12 декабря 1993 года, и война в Чечне, и многое другое стало лишь последствиями этого события. Его роль в российской истории сложно переоценить, и спустя почти 30 лет оно представляется соразмерным восстанию декабристов.

Именно расстрел из танков собственного парламента открыл ящик Пандоры войны на Северном Кавказе. Не стоит забывать, что председателем Верховного Совета того времени был чеченец Руслан Хасбулатов, который мог не позволить пролиться крови у себя дома. Так что не будь октября 1993-го, не было бы не только войны в Чечне, но и «северокавказского синдрома», продолжающего постреливать то тут, то там до недавнего времени.

Коррумпированность правоохранительных органов?

Особенно массовый характер она приняла после тех кровавых событий. Именно за те дни грязной работы сотрудникам МВД платили сразу по несколько окладов. А расстрельную команду танкистов лично по дивизиям ездил отбирать премьер-министр Егор Гайдар из наёмников, готовых пострелять в сограждан за хорошие деньги. Такие себе киллеры на службе государства.

Беззаконие последующих 15 лет?

Скажите, какие законы нельзя нарушать молодому бизнесу, если президент сам открыто нарушает Конституцию, которая запрещает разгон парламента?


Фальсификации на выборах и несовершенство демократии?

Противники Верховного Совета любят пугать страшилками из серии «если бы Руцкой и Хасбулатов победили…» Невозможно переделать историю, и предсказать развитие событий в этом случае может только очень самонадеянный человек. Одно можно констатировать: если бы в той схватке за власть победил Верховный Совет, сегодняшняя Россия имела бы 20-летние традиции парламентской демократии, которой нам сегодня, увы, так не хватает. Тогда мог победить не Руцкой с Хасбулатовым, а российский парламентаризм, ограничивающий монопольную власть президента, – настоящая, а не фиктивная власть Советов.

Демократия выражается в представительности – в парламенте, который был расстрелян. В те роковые дни молодую российскую демократию растоптали на глазах у всего мира. А на последующем референдуме по принятию Конституции и знаменитых президентских выборах 1996 года началось апробирование машины фальсификаций. Так чего же мы хотим после этого от наших чиновников, если основа существующей системы была заложена таким преступным образом?

Теперь давайте попытаемся ответить на вопрос, какой может быть новейшая российская идеология, если наполнять меха «технократизма» идеями?

В случае, если мы собираемся строить государство, основанное на европейских принципах, нужно учитывать главное. Исторически любое государство в Европе основывалось на уважении к институту частной собственности, который в нашей стране многократно попирался. В центре усилий любого европейского государства находится человек и гражданин, которому государство должно служить. Даже Советский Союз, многими несправедливо проклинаемый, давал трудящемуся человеку такие гарантии, по сравнению с которыми нынешние трудовые договоры – кабальные условия дикого капитализма.

Для появления сегодня предпосылок к возникновению настоящей, нефейковой общенациональной идеи необходимо следующее. Власть должна официально отречься от наследия ельцинизма – политики нарушения законов, регионального самоуправства, фальсификаций на выборах, преследования политических оппонентов, взяткоёмкой системы управления. Для объединения вокруг национальных интересов страны нам необходимо произвести перезагрузку всей государственной машины.


И лучше если это произойдёт планово и добровольно под необходимым контролем, нежели спонтанно и само по себе. России необходимо переутвердить основополагающие документы, начиная с Конституции. 28 лет на сломе эпох в быстро меняющемся мире – огромный срок для одного документа.

Без проведения подобного оперативного вмешательства в тело российской государственной машины вряд ли можно будет построить из неё что-то путное. С этим же связаны и неудачи в части собирания земель русских под эгидой проектируемого Евразийского союза. Пришла пора наполнить имеющиеся государственные и надгосударственные формы новым содержанием. И начать прежде всего следует с себя.

Для этого России необходимо становление полноценной президентско-парламентской республики с независимыми друг от друга институтами государственной власти; европеизация российской политической культуры – восстановление утраченных политических традиций; прекращение политики обязательного противопоставления себя остальному миру и окончание «охоты на ведьм» внутри страны. При чётком соблюдении закона и тщательном контроле за процессом переутверждения государства мы сможем, наконец, прийти к созданию открытой государственной системы, соответствующей запросам завтрашнего дня. Это может стать примером для проведения аналогичных реформ в соседних государствах. Так давно Россия не показывала никому пример – а для того, чтобы быть Империей, нужно демонстрировать образец для подражания. Рано или поздно мы всё равно будем вынуждены к этому прийти. Ведь мы же не хотим остаться в истории как коррумпированная страна на сырьевой игле с Конституцией расстрельного парламента?

Кто такой современный русский?

Легко быть патриотом, если ты вырос на Распутине, Проханове или Лимонове. Гораздо тяжелее – если на Айн Рэнд, Мау или Познере. Ведь подлинная суверенность начинается со школьной скамьи, продолжается в быту (где проводишь отпуск) и закрепляется экономически (в чём и где хранишь деньги). Комсомольцы перестройки, многие из нынешних чиновников не верят и уже никогда не поверят ни в какую национальную идею. Когда на твоих глазах торжественно рухнуло «единственно верное учение» и несущее его в мир государство, на котором тебя воспитывали, сложно поверить во что-то иное, кроме неизменности материальных благ и жизненности утверждения про связь «тёплого места для пятой точки» и чувства Родины. В то же время укоренённость нового российского капитализма в родных почвах пока сродни рулонному газону, который по ситуации можно развернуть, а можно свернуть где вздумается.


И это признаёт даже лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Если 90-е нам подарили «дорогих россиян», то нулевые и десятые – «соотечественников». Хотя по степени чужеродности они приблизительно одинаковы. Искусственный топоним «россияне» и явный формализм «соотечественников» являются показателем фальши в национальной политике современного государства РФ.

В ленинском понимании слово «русский» было синонимом ельцинского «россияне» – объединяющим всех, кто говорит и думает по-русски, является носителем русской культуры вне зависимости от национальности, вероисповедания, разреза глаз и т. д. Лакмусовой бумажкой русскости для меня лично является то, как нас воспринимают за границей. Для западников все народы постсоветского пространства, кроме прибалтов, Средней Азии, грузин и теперь уже украинцев, являются априори русскими. Ну а кем ещё? Мы же не воспринимаем, например, окситанцев и корсиканцев не-французами, каталонцев и басков – не-испанцами, а баварцев – не-немцами. Между тем условный окситанец (провансалец) от бретонца отличается больше, чем центральный или восточный украинец (западных не берём, они другие) от русского. И ничего, живут вместе и считаются французами. А жителя Баварии от жителя Вестфалии помимо религии (один католик, другой лютеранин) отличает ещё и язык – баварцы говорят на совершенно не понятном для неподготовленного слушателя диалекте верхненемецкого языка. А горожанин из Бремена иной раз легче поймёт голландца, чем своего южного соплеменника – горца.

И украинцы до недавнего времени воспринимались в мире как русские. Поменяла всё история 2014 года, прозвучавшая на весь мир. Только тогда окончательно в Европе и в Америке Украину стали воспринимать отдельно от России.

Почему Русская весна провалилась на Украине? Потому что Российская Федерация её испугалась

Теперь уже можно рассказать: в конце 2013 – начале 2014 годов многие российские политики прекрасно понимали, к чему всё идёт на Украине. Активно ездили по юго-востоку страны, замеряли барометр общественных настроений. Один из них, курировавший Украину в те годы, сказал тогда: есть только два региона, которые встанут за Россию, – это Луганск и Крым. Но при этом русские политики Украины, стремившиеся вернуть свой народ на историческую Родину, имели другие представления, подкреплённые фактами.

Известный депутат Верховной рады Украины, позже баллотировавшийся в президенты страны, которого чуть не растерзала толпа неонацистских подонков прямо возле выхода с телевидения, потом вспоминал: к крымскому сценарию были готовы практически все – все! – регионы Юго-Востока: Харьков, Запорожье, Днепропетровск, Донецк, Луганск, Одесса, Николаев и даже Херсон. Губернаторы этих регионов, начальники областных МВД и СБУ были готовы присягнуть России, если бы только Москва этого захотела. Но Москва тогда решила пустить всё на самотёк, ограничившись военной операцией в Крыму, не доверившись местным. Невероятный по силе накала запал Русской весны иссяк уже через полгода, а теперь отняли даже это имя – весна вдруг стала «Крымской». Хотя это не в Симферополе, а в Харькове 1 марта почти миллион горожан шёл по улицам под российским триколором. Не в Севастополе, а в Славянске нужно было с оружием в руках постоять за русский мир. Не в Ялте, а в Одессе оказались настолько верящие в Россию идеалисты-русофилы, что врагам понадобилось сжигать их живьём. А так весна, конечно, крымская…


Катехизис «Россия там, где я» стал следствием объективной неспособности изменить очевидную несправедливость дома (не революцию же опять устраивать?!), совмещённой при этом с дальнейшей жизнью в России бок о бок с этой самой неизбежной вопиющей несправедливостью. В том числе отсюда пресловутая атомизация постсоветского общества, о которой так много писали. В советское время это называлось «уйти во внутреннюю эмиграцию».

В первые годы существования Российской Федерации её заменила «духовная оппозиция» тех, от кого прежде уходили во внутреннюю эмиграцию. Газетой духовной оппозиции именовала себя до середины 2000-х газета «Завтра». Но затем время внесло свои коррективы, и главный оппозиционный печатный орган страны стал «газетой государства Российского». К 2014 году государственная политика РФ действительно стала такой, какой её мыслили Александр Проханов и Эдуард Лимонов, внезапно для себя ставшие идеологами российской политики. Правда, это продолжалось недолго – после перевыборов Владимира Путина 2018 года власть довольно быстро вернулась к знакомому маятнику полумер, в котором ни либералы, ни государственники не чувствовали себя на коне.

За это время появились такие причудливые, этими самыми полумерами созданные образования, как Донецкая и Луганская народные республики. Часть Донбасса – меньшая географически, но бóльшая политически, в которой границы с «анти-Россией» проходят практически сразу за городской чертой самопровозглашённых столиц. Без Мариуполя и Северодонецка, без Славянска и Краматорска. Новороссия в мини-формате без Одессы и Харькова.

Это же тоже другая Россия! Изначально теплилась надежда построить в ней более справедливое, чем в РФ, общество – практически социальное государство в действии. Витрину для прочих регионов Украины. Но потом, как это обычно бывает, что-то пошло не так, и построенное стало лишь худшей калькой с, мягко говоря, несовершенного российского оригинала. Донбасс повторно, в экспресс-режиме, пережил новейшую историю России, начиная с 1991 года. Словно на убыстрённой перемотке пронеслись лихие и романтические 90-е (год за пять), наступили нулевые надежды, постепенно обнуляющиеся серостью лиц и невнятностью решений. Лишь раздача российских паспортов, объявленная год назад Путиным, несколько примирила дончан с новой реальностью. Но вряд ли спасла Новороссию, по крайней мере, на данном этапе.


Для этого надо было бы объединиться и вернуть себе как минимум оставшуюся под контролем Киева территорию Донбасса и проживающих на ней граждан. «Гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса», запущенная властями народных республик с подачи Москвы, должна была называться программой воссоединения русского народа. И только в таком случае имела бы шанс на успех. Но принятая Кремлём модель «народных республик» предполагала последующую возможность создания таковых в любой другой украинской области – от Одессы до Закарпатья – и потому не допускала исторических реконструкций в рамках Ново- или Малороссии. Не один политик (Олег Царёв с Новороссией, Александр Казаков с Малороссией и др.) сломал копьё на этом поприще, пытаясь спрямить кривую принятых решений. Но идейной плетью государственного обуха не перешибёшь.

Кто являлся/является актором политической концепции «другой России»?

В разное время подчас диаметрально противоположные люди.

Дим Димыч Васильев со своей «Памятью» и Виктор Анпилов с «Трудовой Россией».

Дмитрий Рогозин, создававший Конгресс русских общин как организацию, призванную объединить русских за рубежом и на этой волне получившую определённую поддержку внутри страны.

Уже упоминавшийся здесь Эдуард Лимонов, пытавшийся создать совместно с либеральными героями начала нулевых типа Каспарова или Касьянова одноимённую коалицию «Другая Россия», а потом уже без них – партию с таким посылом, что сама Россия может быть другой. Как говорил в начале нулевых лидер французских антиглобалистов фермер Жозе Бове, «another Russia is possible».

Подло убитые (украинцами ли?) Александр Захарченко, Михаил Толстых (Гиви), Арсений Павлов (Моторола) – они ведь тоже другая Россия.

Эти люди сегодня, а до них акторами другой России была многомиллионная русская эмиграция, а до неё – Герцен со своим «Колоколом» и так далее.

Чем нас не устраивает нынешняя модель РФ?

Текущий вариант государства, созданный на пепелище расстрела первого парламента свободной России и именуемый Российской Федерацией, довольно долго и болезненно приживался. Отторжение было широким, но точечным – не принявшая развал Союза патриотическая интеллигенция почти вымерла, класс чиновников и служащих приспособился, редкие регионы, вкусившие вольницу, усмирены (какой ценой!).

Построенное государство оказалось симбиозом дикого капитализма допущенных олигархов с социальными издержками за счёт бюджета – такой уродливый формат государственно-частного партнёрства, где все дивиденды частные, а все расходы – государственные. Но главное даже не это.


Для галочки у нас делается всё – выполняются законы, выплачиваются нищенские пенсии и пособия, защищаются обездоленные, организуются противоэпидемиологические мероприятия.

Весь конструкт государства существует не для конкретного человека, как должно было бы быть, он существует для галочки. Потому-то Российская Федерация и проигрывает раз за разом все геополитические – не военные – игры, в которых участвует. Не будем лукавить: Сирия, Донбасс или Крым оказались возможны только благодаря участию Российской армии в том или ином виде. Там же, где нужно действовать более тонко, работать гуманитарными, а не военными инструментами, РФ проигрывает с завидной регулярностью.

Почему так происходит? Прежде всего налицо дефицит доверия к любым неконтролируемым, а тем более идеологически окрашенным инициативам местных русских – «кто это вообще такие?» Как-то так думает наша власть. Не видит в них субъекта и не верит в то, что никем не проплаченные идеалисты могут что-то изменить.

Многие вещи в нашей стране исполняются «по процедуре», то есть формально. Имитация действительности подменяет собой реальность. Симулятор демократических процедур, симулятор «мягкой силы», симулятор свободы слова, симулятор гражданского общества, симулятор социальной поддержки населения – первейшего признака социального государства, которым РФ является согласно 7-й статье своей Конституции.


Исключением является освоение таких государственных подрядов, как бизнес – он для своих, армия – она нужна как защита от внешних угроз для системы, культура – её не отнять и не вытравить так просто, она пока ещё фундаментально заложена в головах людей.

Роль простого человека в современном конструкте российского государства менее чем ничтожна. Поскольку подменяется правильной статистикой.

Какие ещё претензии к РФ следует высказать?

Во-первых, РФ не является государством русского народа или государством для русского народа. Стыдливое умолчание его в качестве вносимой поправки о роли «государствообразующего народа» говорит об этом чуть более полно. Важно отметить, что под русским народом следует понимать всех, кто относит себя к русским на основании культурно-лингвистической самоидентификации, но никак не по расово-генетическим характеристикам (тем более что это практически невозможно).

Во-вторых, РФ не является социальным государством, подменяя настоящее исполнение функций социальной поддержки населения набором формально адресных и фактически ничтожных выплат. Способы первичного накопления капитала из эпохи дикого капитализма уже давно должны были уступить место более цивилизованным формам ведения бизнеса, однако государство продолжает смотреть на бизнес как на «жуликов», ну а бизнес, в свою очередь, не разочаровывает.

В-третьих, РФ не обеспечивает достаточное демократическое представительство интересов проживающих в ней народов, подменяя его формализмом иезуитских процедур по отсеву несогласных. Одна процедура «муниципальный фильтр» по недопуску неугодных кандидатов в губернаторы чего стоит – а ведь именно из числа выбившихся самостоятельных лидеров в регионах весь мир формирует свои политические элиты. Где ещё можно рекрутировать новых федеральных политиков, обновлять осточертевшую скамейку несменяемых политических деятелей 1990–2020-х годов, как не на местах? К слову, именно так работает программа «Лидеры России», но и она является лишь имитацией общественно-политической лестницы для амбициозных юнцов и карьеристов.

В-четвёртых, нынешняя система РФ лишена возможности воспроизводства даже в среднесрочной перспективе по причине отсутствия публичной политической конкуренции, местом сосредоточения которой во всём мире является парламент.


В-пятых, РФ не защищает в должной степени собственных граждан за рубежом. Быть гражданином РФ и попасть в передрягу за границей – означает гарантированное отсутствие поддержки со стороны родного государства, которое на тебе ещё и заработать постарается, как мы это увидели на примере вывоза соотечественников домой после начала пандемии.

Именно по этой причине для нынешней РФ не имеет никакого значения, сколько русских граждан рассеяно по миру: не встал на учёт в консульстве, не продлил вовремя паспорт – и всё, тебя не существует для российской бюрократии.

Следует, наконец, уже честно признать: текущая государственная модель, построенная на обломках СССР, неэффективна, следовательно, рано или поздно она обречена. Но чтобы сохранить свою Родину, правильнее было бы ускорить процесс обновления государства.

Какая Россия нам нужна?

Такая, которая защищает русского и любого другого своего человека. Остервенело и последовательно до победного конца. Внутри страны и вовне. Которая служит своему гражданину. Когда Родина для человека, а не человек для Родины.

Эта прекрасная Россия Будущего должна базироваться на трёх китах – справедливости, праве и свободе.

Разберём их по отдельности.

Что такое справедливость для русского человека?

В международной этической системе координат права и справедливости русская версия соотношений прямо противоположна англо-саксонской – справедливость выше права. Но путинское 20-летие среди прочего добилось того, что теперь и, видимо, надолго любая, даже самая ненужная рабочая инструкция, законодательно оформленная, становится исключительным руководством к действию для многомиллионной армии российских чиновников и госслужащих. Следовательно, прививка правом граждан Российской Федерации прошла успешно.


Справедливость для России – это реальная, практическая забота государства о бедных, сирых, убогих, не защищённых слоях населения. Это повсеместно применяемый на практике социальный паттерн, который выражается в прикладной и реальной поддержке нуждающихся – в накопленной за путинские десятилетия «кубышке» различных фондов давно достаточно средств для реального роста пенсий и социальных пособий – с минимальным уровнем выплат от 25 тысяч рублей.

Справедливость – это признание государством – наследником СССР за собой ответственности за обман граждан, лишившихся своих честно накопленных банковских сбережений в 1990–1991 году, и, соответственно, выплата этих средств в установленные сроки и в полном объёме с учётом инфляции.

Справедливость – это пересмотр итогов «большого хапка» – большой приватизации крупных объектов собственности 1990-х, особенно в части результатов «залоговых аукционов», привлечение к ответственности всех причастных чиновников и бизнесменов и установление единовременной компенсационной выплаты в бюджет государству, равной разнице между минимальной рыночной стоимостью предприятий и той зачастую копеечной ценой, за которую они были формально приобретены. Это позволит существенно пополнить государственную казну за счёт несправедливо обогатившихся представителей нынешнего «олигархата». При этом данный пересмотр может касаться только и исключительно крупного бизнеса, ни в коем случае не затрагивая малый и средний бизнес и, само собой, не касаясь приватизации личных объектов недвижимости – квартир и домов граждан.

Справедливость – это государственная ипотека под нулевую процентную ставку для молодых и социально незащищённых групп граждан. И вообще – значительно бóльшая регулирующая роль государства в экономике.


Перейдём ко «второму киту» России Будущего – праву.

В данном контексте его следует понимать в расширительном смысле духа закона. Право – это гарантии личных и общественных свобод человека и гражданина, включая право на защиту жизни и достоинства в стране и за её пределами, право на свободу совести и вероисповедания, свободу слова и всего набора тех прав и свобод, которые ценятся в современном консервативном мире.

Оно не включает и не может включать разрешения на пропаганду гомосексуализма и однополые браки, но корректно было бы защитить жизни ещё не рождённых детей – ввести запрет на аборты, кроме социально (ранняя или нежелательная беременность) и медицински обоснованных. Тем самым обеспечить право на демографический рост.

Право на самозащиту в случае нежелательного проникновения на частную территорию, включающее право на ношение короткоствольного огнестрельного оружия. В данном моменте стыкуются право на самостоятельную защиту жизни и здоровья от посягательств и право на нерушимость и защиту института частной собственности. Русскому (в том расширительном понимании слова) человеку крайне не хватает разрешения на хранение оружия. Наш человек скуп на эмоции, на пустом месте стрелять не будет. Скорее можно утверждать, что наличие дома оружия делает его владельца более серьёзным и ответственным гражданином, знающим свои права и могущим постоять за них при необходимости. Тем более что каждый ствол вместе с его хозяином стоят на учёте в полиции. А вот уверенности в себе и чувства ответственности населению это явно добавит.

И здесь уже права переходят в свободы.

Прекрасная Россия Будущего – это государство (в расширенном понимании) всех русских-российских людей, в котором каждый имеет безусловный набор свобод – совести и вероисповедания, слова и выборов.

Это безусловная свобода каждого русского (ну вы поняли), что ещё более важно – не по паспорту – человека получить помощь и защиту за границей. Понятно, что снаряжать 6-й флот за парой побузивших в Стамбуле выпивох никто не будет, но допускать, чтобы твоих граждан хватали и сажали за решётку по неведомому американскому запросу и экстрадировали их в США (как Виктора Бута, например) – недопустимо. Даже такая страна, как Вьетнам, может себе позволить проводить спецоперации по вывозу своих граждан из Европы, когда это им нужно. Неужели Россия слабее?


При этом совершенно неважно, какой национальности и с каким паспортом этот русский – эмигрант в четвёртом поколении, командировочный из Москвы или трудовой мигрант-киргиз/беларус. Также для этого необходимо разработать «карту русского» – документ, обеспечивающий потерянным после развала Союза 25 миллионам русских право на Родину. Нужно уметь постоять за себя не только на уровне дипломатии, но и на понятийно-гражданском уровне – один за всех и все за одного. Необходимо, наконец, преодолеть невероятно разрушительное чувство разобщённости народа за границей, вернуть своим людям гордость за то, что ты русский, а чужим – уважение к нации. Гражданско-политической, ещё раз подчеркну, нации.

А эту гражданскую нацию ещё нужно создать.

Проблема путинской эпохи среди прочего состоит в том, что в Российской Федерации калёным железом выжгли инициативников – неравнодушных членов гражданского общества. Государство, словно спрут, решило подмять под себя любые формы несогласованной/самостоятельной гражданской активности. ГБУ «Волонтёр», созданное мэрией Москвы под сурдинку борьбы с коронавирусом, тому ярчайшее доказательство. Этот процесс проходил постепенно – ещё в 2014 году рост добровольческого движения в Донбассе многих поражал, но когда этих добровольцев через год-другой их же Родина, которую они поехали защищать, стала бросать в тюрьму, не сразу, но поэтапно вся добровольческая волна схлынула. Потому-то в условном 2020-м добровольно и бесплатно защищать власть, как на Поклонной горе в 2011-м, никто уже не пойдёт. Отучили.

Гражданское общество, которое в головах отечественных чиновников с какой-то непонятной радости рифмуется только с либералами, но никак не с гражданским обществом патриотов-государственников, в стране скорее подавлено. Как можно? Это же страшно! А вдруг эти государственники окажутся более государственными, чем формально исполняющие свои функции госчиновники? И что тогда? Менять на них чиновников? Низзя!


И в этом тоже попытка найти «другую Россию». Такое уже было в Советском Союзе – когда люди жили в своём собственном мирке, иронизируя над государством.

Моральная власть

Вы когда-нибудь сталкивались с проблемой непонимания языка родных чиновников? Язык канцеляризмов, на котором общается с нами наше государство, должен быть упразднён. Чиновники новой России Будущего будут обязаны изъясняться с людьми на простом и доступном русском языке. Потому что власть должна говорить с людьми на понятном для них языке.

А власть должна быть моральной. В этом залог её стабильности. История показывает, что аморальную власть рано или поздно свергают. Принцип Марии-Антуанетты о пирожных вместо хлеба для нищих, увы, остаётся близким большинству госкорпораций. Сейчас на излёте карантина, когда и без того невысокий уровень жизни среднего русского человека упал ещё ниже, госкорпорации устраивают открытый саботаж разумного предложения первого вице-премьер-министра Андрея Белоусова об ограничении тремя (!) премьерскими окладами заработных плат топ-менеджмента. Им, видите ли мало 30 миллионов рублей оклада в год, 2,5 миллиона в месяц. Это и называется высшей формой безнравственности – когда ради сохранения своих привычных заоблачных расходов топ-менеджеры считают возможным пожертвовать социально-политическим миром и вызвать очередную волну колоссального, но пока ещё скрытого недовольства.

Вас не смутило, как в этом году не моргнув глазом руководство многих регионов, в том числе столичного, отказало миллионам православных верующих в праве посетить церковь на главный христианский праздник – Светлое Христово Воскресение? Но при этом почему-то чиновников гораздо больше заботила отмена парада 9 мая, чем закрытые храмы на Пасху. Понятно – именно в Дне Победы над фашизмом нынешняя власть черпает собственную легитимность. Хотя Пасха навсегда, а дни Победы преходящи.

В нашей прекрасной России Будущего Пасха обязательно станет государственным праздником. Впрочем, так же, как и Ураза-байрам.


Потому как подлинная власть может быть только в согласии с Богом. Даже если она светская.

Власть, как известно, избирается на выборах. А кто проводит выборы? Вы скажете, Центральная избирательная комиссия, и будете правы лишь формально. Потому как выборы на земле проводят рядовые учителя. В этом заложена гигантская мина – тем, кто призван сеять «разумное, доброе, вечное» в головы наших детей, приходится заниматься различной степени электоральными махинациями по приказу сверху.

Нет, я вовсе не утверждаю, что все учителя поголовно замешаны в фальсификациях на региональных выборах, но тот факт, что многие из них об этом догадываются, делает их работу выборными соглядатаями не менее противной прежде всего для них самих. Как можно честно преподавать литературу или историю, когда понимаешь, что только минувшей ночью принимал участие в её новейшем буквальном переписывании?..

И пару слов насчёт столицы. В нашей России Будущего столицу из Москвы нужно точно переносить. Объяснений этому несколько: во-первых, Москва уже всё меньше похожа на саму себя, город переполнен людьми, его нужно разгрузить, иначе он задохнётся и будет ещё быстрее пожирать своих жителей – стрессы, экология, онкология и т. д. Совершенно нельзя исключать, что такими темпами уже в ближайшем будущем мэрия Москвы использует опыт цифровых пропусков для ограничений въезда по ним в пределы Садового кольца. И оно вам нужно?

Во-вторых, общемировая практика всё чаще исходит из необходимости разделить административную и финансовую столицы. Это позволяет, в том числе, чисто физически отделить бизнесменов от власти, не разрешая им на неё влиять «через стенку».

Ну и в-третьих, вполне логично разместить новых федеральных госслужащих в новом компактном месте, ограниченном своими небольшими размерами, дабы усложнить сохранение старых схем «решения вопросов». Замена прежнего бюрократического сословия должна быть максимальной, иначе не вывести Его Величество формализм, ставший основой в принятии решений нынешними чиновниками.

В основе всех принимаемых решений новой власти России Будущего должен стоять Человек как смысл и цель всех предпринимаемых усилий. Если тот или иной закон осложняет жизнь простого человека, он обязательно должен быть отменён или пересмотрен.


Имеет права на существование только моральная власть, основанная на религиозной (христианской, исламской, иудейской, буддистской) этике – с Богом и на Божьих канонах. Государство русского (всех проживающих на территории России) народа.

Первый шаг – 1 июля

Для этого необходимо переучреждение России.

Первым шагом к нему можно рассматривать общероссийское голосование по изменениям Конституции 1 июля. Это будут первые осторожные попытки создания нового государства за 30 лет.

Новая Конституция (а это именно новый по духу Основной закон, кто бы что ни говорил), является Конституцией принципов:

– неотчуждаемости российских территорий и неизменность границ – Крыма, Курил, Калининграда;

– приоритета национального права над международным;

– запрета на двойное гражданство чиновников – решение вопроса «пармезанов на госслужбе»;

– прописанного социального паттерна в части индексации соцвыплат и пенсий, социальных гарантий детства;

– семьи в религиозном смысле этого слова – как первозданного союза мужчины и женщины;

– защиты исторической памяти и права на русскую версию мировой истории.

Понятно, что этого будет недостаточно, но, по крайней мере, предлагаемые изменения Конституции, безусловно, лучше, чем оставить всё как есть в ельцинском, «расстрельном» варианте Основного закона.


К сожалению для него и для нас, история оставляет непростой выбор – или откат в либерализм 90-х, или вот такая во многом половинчатая политика защиты национальных ценностей. Потому что кто сегодня сможет воплотить идеи прекрасной России Будущего в жизнь? Таких кадров нет среди представителей нынешней гарнитуры публичной политики и даже на её горизонте.

Остаётся только надеяться, что не за горами то время, когда к власти в России на открытых, честных и конкурентных выборах смогут прийти идейные политики, отстаивающие не свой карман или тёплое место в системе, а ценности. Наши ценности.

Уверен, оно уже близко.