мск 12°
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск
Варвара Иванова
Домашнее задание
Все записи автора
17 июля, 2020
14:22

Опять харассментом запахло

Не дают нам скучать.

В кругу либеральной оппозиции и либеральной прессы фонтанирует новый скандал по поводу домогательств, причём впервые (в смысле в России) в нём участвуют не только гетеросексуалы. Обвинение в домогательствах брошено трогательному гею Павлу Лобкову, на защиту которого кинулись его коллеги из обоих лагерей – и светлоликие, они же рукопожатные, и «ватники». Потому что это уже слишком – наезжать на безобидного Лобкова. Это нестерпимо вне зависимости от политической позиции. И такая реакция, кстати, отвечает отечественному менталитету и культурным традициям. Убогих на Руси испокон веков жалеют и защищают.

Скандал, который общество наблюдает с ухмылкой типа «Прикольно!», высветил достаточно малоаппетитных нюансов. Если вдуматься, копаться во всём этом – занятие не слишком освежающее. И при этом нет убеждённости, что оно принесёт хоть какой-то общественно полезный результат. Скажем, подробности, которые публикуют в соцсетях участники домогательств и даже – sic! – типа изнасилований, по-настоящему тошнотворны. И невольно задаёшься вопросом: а нужноли надо делать их достоянием общественности? Помнится, такое же чувство возбуждало в своё время разбирательство дела Билла Клинтона с Моникой Левински, транслировавшееся на весь мир без купюр. Или видео с участием человека, похожего на генерального прокурора Скуратова

Даже в СССР, где главным принципом морали был коллективизм, пришли к тому, что обсуждать на партийных и профсоюзных собраниях подробности интимных отношений строителей коммунизма – это перебор.

Но, видимо, там, где задействованы серьёзные интересы и где крутятся большие деньги, не место таким понятиям, как стыд и общественная мораль. И потому совершенно нормально поделиться с интернетом чем-то вроде «…я лежала пьяная без чувств, и тут он, воспользовавшись моим беспомощным состоянием, залез…» и прочим таким же.

Или вот ещё один вопрос на засыпку к носителям сокровенного либерального знания: а все эти сигналы об «аморалке» не стукачество ли, часом? В США и Западной Европе сигнал куда следует о «неправильном» поведении соседей, знакомых и прохожих – нечто в порядке вещей. Проявление гражданского чувства. В России – так уж исторически сложилось – напротив, не доблесть, а, скорее, подлость. Нет, ну конечно, расстрел или 10 лет без права переписки никому из домогателей не грозят. Но лишиться работы и приличной репутации (двоица шалунов, к примеру, может вылететь с тёплых мест в Сбербанке) в наше время тоже не сахар.

На это можно возразить: а «жертвам» их домогательств жизнь – сахар? Вот тут мы подходим к сути проблемы. Если некто вспоминает через пять, восемь, двадцать лет об имевших место неких домогательствах и называет конкретные имена нехороших людей, что это? Заявление о преступлении? Или просто тёплое воспоминание о бурной молодости? Никто в России не может с точностью определить. В отличие от США.

В конце концов, участники событий сами признают, что в кругах либеральной прессы всегда царили весьма свободные нравы и что все по факту такую атмосферу более или менее принимали.

То ли по идейным соображениям, будучи убеждёнными в благотворности свободы, в том числе и от моральных устоев, то ли просто не желая отличаться от других и подвергать тем самым риску свою профессиональную карьеру… А что мешало, в конце концов, жертвам домогательств сказать «нет»? Уйти не попрощавшись? Тогда же заявить в полицию об изнасиловании, если оно имело место? Ответов нет.

А через 20 лет (и даже через пять лет) и память может подвести, и воображение разыграться. Или речь о том, что тогда всё казалось «норм» и все разошлись довольные, а по прошествии лет вы пришли к выводу, что что-то было не так? Переоценили и переосмыслили. Но в этом случае надо каяться в первую очередь самому. А другие пусть сами со своими грехами разбираются.

Во всяком случае, далеко не все из тех, на кого указали пальцем, покаялись и не все удалились в чёрное. Они не помнят (что вероятно), или им до сих пор «норм»? Вот, между прочим, ещё одно отличие от практики в США – публичные покаяния. У нашей публики они вызывают не уважение, а, скорее, брезгливость. И тоже в силу исторических причин – вспомнить хотя бы все эти «разоружиться перед партией» или письма в газету об отказе от родителей-кулаков. Неловко эти сделанные под давлением начальства покаяния читать и слушать. Потому что душевной работы и искренности там ни на грош. И потому что это унижение, а оно ни к чему хорошему не приводит.

Но, впрочем, мы здесь всегда подозревали, что модные западные порывы типа #MeToo, перенесённые на российскую почву, принесут неожиданные плоды. Либеральная оппозиционная пресса, столкнувшись с обвинениями в домогательствах в своих рядах, вдруг стала проявлять здравый смысл. Заговорили о доказательствах, о презумпции невиновности, о сроке давности, о том, что вся эта кампанейщина напоминает линчевание. Да что вы говорите!..

Впрочем, если кто-то надеется, что теперь наша либерально-оппозиционная пресса навеки дискредитирована в глазах российского общества и своих западных спонсоров, то, мне кажется, это – напрасные надежды. Что касается российского общества, то либералы ещё раз доказали, что они плоть от плоти народа (о чём большинство и так догадывалось). Наши у них привычки, наши повадки и наши представления о жизни. Что для них все эти пропагандируемые ими же самими идеалы #MeToo не боль сердца, а просто бизнес.

А если говорить о западных наставниках, те тоже от нашей либеральной когорты не отвернутся. Потому что они-то прекрасно понимают (хотя и не выставляют свою умудрённость на передний план), что есть вещи поважнее харассмента – уже упоминавшиеся геополитические интересы и большие деньги. И к тому же других писателей для России у них нет. Простят дикарям их варварские обычаи. Уволившиеся вернутся, и их примут. И продолжат они просвещать, топить за гей-парады, за насаждение трансгендерства, за однополые браки и за всё-всё-всё. Такие возвращения уже случались и не раз.

А что в остатке? По-моему, ничего. Один безвкусный хайп.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.

Другие записи автора
29 июня, 2020
19:10
#ОНЖЕГЕНИЙ

Итак, на прошедшей неделе стало известно судебное решение по одному громкому делу – режиссёра Кирилла Серебренникова. За финансовые махинации с государственными деньгами он и пара сотрудников созданной им «Седьмой студии», занимавшейся популяризацией искусства, получили условные сроки и неусловные штрафы, а также обязательство вернуть в казну те самые похищенные 129 миллионов рублей.

09 июня, 2020
07:44
Вот и наступил плюрализм

Я не фанатка теледеятельности Никиты Михалкова. Я неизменно восхищалась и продолжаю восхищаться им как актёром, с интересом следила за его часто неоднозначными режиссёрскими работами, а вот «БесогонТВ» смотрела время от времени. Но скандал, разворачивающийся вокруг запрета, ухода, выдавливания – назовите как угодно – его программы с телеканала «Россия 1», стал событием медийно-общественной жизни.

Показать еще