Александр Можаев Краеведение без краёв Все записи автора
Александр Можаев
27 января 2021

Встречи на мостах дружбы

Чем дальше в карантин, тем больше воспоминаний о радостях былой вольной жизни, о дальних городах и странах, которые поди знай, как там без нас справляются. Я тоже кое-чего вспомнил – дорожное приключение из 1995-го, о котором хорошо наслышаны мои друзья и домочадцы, но которое ни разу не было зафиксировано в анналах. Можно бы поискать исторические параллели, но мораль в данном случае – дело глубоко опциональное. Предположим, что этот текст – просто ностальгический ноктюрн, навевающий воспоминания о лучших временах международного туризма.

…Старожилы помнят, что в 1990-е была модная тема кутить в Праге. Чехия была одной из немногих стран с безвизовым въездом, а Прага – одним из самых живых и увлекательных городов Европы. Накопив хотя бы 400 долларов, можно было развлечься роскошно и запросто. Развлечения начинались от самого Бреста, где надо было пересесть из поезда в электричку, полную контрабандистов, которые на мосту через Буг начинали резко раздеваться, отклеивать от себя пакеты со спиртом и прятать их за потолок и под сиденья. Потом пересадки в Варшаве и Кракове, а потом прекрасная Прага и круглосуточный алкоинтернационал на ступенях памятника Яну Гусу.

В тот раз нам с коллегой Максимом Г. подвернулся хостел на «кремлёвской» стороне города. Свободных кроватей в нём не было, но за 5 долларов с рыла хозяева разрешили спать под роялем, настолько большим, что рядом умещалась весёлая компания странствующих панков. Утром мы взяли литровую бутылку дешёвого белого и, пытаясь проснуться, поплелись через Карлов мост к любимому Гусу. На мосту азартно толпились туристы, и, устав протискиваться, мы остановились возле какого-то родственно похмельного диксиленда. Публика вокруг заграничная, нарядная, радостная, и резким диссонансом прошныривает сквозь неё беспокойный чувак в белой рубашке и трениках, отвратительных тёмных очках и с мерцающей золотою фиксой. Я киваю Максиму: глянь, дескать, родное Подмосковье пожаловало, ты узнаешь его из тысячи. А чувак, словно расслышав, делает круг и подруливает к нам в компании ещё двоих таких же ушлёпков с вопросом: «Ребят, вы откуда приехали?»

Ещё не осознав важности момента, я отвечаю: «Похоже, оттуда, откуда вы» – и в ответ слышу чёткое: «Давай нормально отвечай, когда тебя спрашивают». «Ууу...» – хором подумали мы и стали искать повод раскланяться, а центровой фиксатый тем временем заводил братву, как рестлер перед сражением: «Ты глянь, сука, как он на меня смотрит! Ты глянь, отвернулся! Лёха, дай мне дубину, я ему @#%!!!» И Лёха тут же достал из-за пазухи нормальную телескопическую дубину (инструмент, предназначенный для поражения противника дробящим действием).

Первое чешское приключение стартовало ранним утром на переполненном туристами Карловом мосту.Первое чешское приключение стартовало ранним утром на переполненном туристами Карловом мосту.Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Ясным утром в толпе на Карловом мосту это было весьма неожиданно. С другой стороны, ничто не мешало им произвести меткое дробящее действие и моментально в этой самой толпе раствориться. Поэтому мы, стараясь не терять осанки, бодро тронулись в сторону более открытого уличного пространства, убедились, что за нами никто не гонится, темпераментно выразили взаимное недоумение и продолжили начатую неделю назад дегустацию пивной и ликёрной продукции.

Вечером того же дня на Староместской площади мы пытались завязать беседу с некой юной москвичкой, так как с местными девушками мосты дружбы наводились не очень успешно. (Как-то оказались в кафе с чешской красавицей, которая поначалу общалась с нами на английском, а поняв, откуда мы прибыли, сказала: «Извините, друзья, вы репу своего президента по телевизору давно видели?» – и пересела за другой столик.) Так вот, болтаем с москвичкой, и я ей говорю: «В толпе стоит тише говорить по-русски: земляки дорогие шныряют-отслеживают». И едва я это сказал, перед нами явилась та же самая волшебная троица. Москвичка всё поняла и тихо отползла в сторону, а мы с Максимкой добросовестно пытались отвечать на вопросы нормально и внятно.

– Так откуда, короче, такие приехали?

– Здравствуйте, мы приехали из города Москвы с целью осмотра туристических достопримечательностей!

– Понял. Денег при себе скока? Любая валюта, мелкие купюры, телефонные карты?

А денег-то я в этот день имел все, сколько их оставалось, включая обратную дорогу. Поэтому с пылом и вдохновением принялся объяснять, что раньше-то их было, а теперь совсем нетути, вы же представляете средний порядок здешних цен, всё пропили, всё, совершенно не представляем, как теперь добираться обратно.

И в этот момент возвращается москвичка, ведёт полицейских. Трое из ларца отходят на несколько метров с ними поговорить, а мы стоим и соображаем, не стоит ли дать дёру. По касательной проходит молодой человек, который не то чтобы пасся рядом, а действительно пересекал площадь.

Поравнявшись с нами, он тихо произнёс: «Тише, пацаны, тише, за вами много глаз смотрит» – и плавно удалился, не меняя траектории.

Через пару минут наши новые знакомые пожали полицейским руки и вернулись к беседе: «Ты зачем свою шмару за мусорами отправил?» Здесь у меня снова проснулось красноречие и я начал объяснять: да что вы, при чём тут я, да разве она кого слушает, никакого уважения, современные женщины, вы же понимаете. Фиксатый вздохнул и сказал: «Это верно, есть такая тема. Ты в Москве-то с какого района?» На всякий случай зажмурившись, я пропищал: «Химки» – и тут он совсем расслабился: «Итить, профессор, у меня на Речном братан, сидели вместе!»

Беседа неожиданно приняла мирное и конструктивное русло: «Понимаешь, мы этот городишко вот так держим, но вы можете отдыхать спокойно. Вот мой пейджер, я решаю любые проблемы, кроме проблем с полицией. Если что, всем говорите, что вы оказали уважение бригаде Алекса».

Раскланявшись, принеся наилучшие заверения, пожелания и благодарности, мы с перепугу отдохнули так, что уснули там же, на скамейке у памятника. А утром, когда рассвело и знаменитые башенные часы пробили шесть, мы увидели, как из тумана выходит бригада Алекса – рабочий день у дежурных по городу начинался рано. «Ты, братан, вчера говорил, что денег на поезд не осталось, так я добавлю!» – и достал из кармана перетянутую резинкой котлету мелких разновалютных бумажек.

Продолжились наши похождения в знаменитых Карловых Варах.Продолжились наши похождения в знаменитых Карловых Варах.Фото: Роман Денисов /ИТАР-ТАСС

Денег мы, конечно, не взяли, но благоразумно решили, что пора сниматься с якоря, и отправились в город-курорт Карловы Вары. Здесь начинается вторая половина приключения, имеющая собственную предысторию в далёком 1961 году, когда моя мама Вера Максимовна вела переписку с карловарской пионеркой Даной. Если помните, иметь зарубежного друга по переписке в советские годы было большой удачей, а Дана была подарком судьбы: в её городе проходил регулярный кинофестиваль, и она присылала маме открытки со звёздами не только чешского, но и французского, итальянского кино. А потом её адрес потерялся, и я в детстве рассматривал альбом с открытками, зверски жалея, что не могу принять эстафету. А году в 1994-м мы разбирали антресоли и нашли эти письма, и, пользуясь случаем, я решил зайти по старинному адресу.

Карловы Вары в тот момент проживали свою не лучшую пору, так как были модным местом среди новорусской публики. Приехав в центр города, мы угодили в толпу мужчин с золотыми цепями на шеях и их чудовищных спутниц, тяпнули бехеровки и умчались на первом же рейсовом автобусе в сторону указанного на конверте адреса. Это оказался частный дом в пригороде, под крышей которого мыла окна пенсионерка в растянутых трениках. «Не здесь ли живёт Дана?» – крикнул я по-русски. И тётка, оказавшаяся Даниной мамой, не задумываясь, завопила: «Советский Союз? Москва? Вера!» – как будто ждала меня на подоконнике все эти долгие годы.

Это было прекрасно: хозяйка поставила чайник, мы сели за стол, стали листать семейные альбомы, и я видел, как смешная пионерка становится великолепной красавицей, как её фото появляются на обложках модных журналов, как она выходит замуж и растит детей.

А потом мама говорит: «Чего ж это я всё сама, давайте наберём ей сейчас немедленно» – и звонит в Братиславу. И я слышу, как Дана отвечает, и мама тараторит: дескать, ты не поверишь, хлопчик приехал – Москва, Вера, Гагарин, это самое… А Дана, не зная, что я её слышу, говорит очень тревожным голосом: «Мама, ты что, русского в дом пустила? Ты понимаешь, что мы очень далеко, что спасать тебя никто не приедет?..»

Я резко вспомнил про обратный автобус, заторопился к выходу, и, пока я одевался и раскланивался, Дана успела перезвонить, чтобы убедиться, что мама в порядке. Я потом написал письмо в Братиславу: дескать, я по дороге к вам всякого насмотрелся и в целом понимаю ваши опасения, но в то же время буду рад принять извинения и начать всё сначала, но она так и не ответила.

Тут бы можно порассудить, например, о том, что международный имидж державы суть дело рук каждого из нас, или о том, что бабы – вот они, действительно, какие, но лень. Вместо морали я добавлю завет, выстраданное предостережение будущим путешественникам в Чешскую Республику: не жрите абсент из бутылки, делайте так, как бармен скажет. Или, наоборот, не делайте – будет потом чего вспомнить.

Другие записи автора

14 апреля 202111:57
Как бы компромисс
Присаживайтесь, коллеги, я приготовил для вас очередную историю на тему «Как это делают в ЦАО», но рассказать её смогу только образным языком сплетни: дескать, смотрите, что теперь сороки на хвостах носят. Потому как речь идёт о грядущем сносе в знаменитых и как бы заповедных Кадашах, но на территории режимной, то есть засекреченной настолько, что её ГПЗУ (официальный градостроительный план) не предоставляют даже депутатам Госдумы. Александр Можаев Краеведение без краёв
15 декабря 202012:41
На расстоянии протянутой свиньи
В город, в котором редко что-нибудь происходит, в добропорядочный Мэдисон, штат Висконсин, предсказуемо пришла вторая волна ковида. Штат, ранее пребывавший в третьей десятке общей американской статистики, вышел на заметное десятое место. Однако принимаемые властями меры пока что гуманнее весенних. Александр Можаев Краеведение без краёв
16 октября 202012:19
В рамках мер по сохранению
Тем, кому так или иначе приходится быть в курсе столичных градостроительных скандалов, хорошо знакомо модное слово «регенерация». Это юридический термин, помогающий обеспечивать сохранность исторической среды наших городов, добиваться не выживания отдельных архитектурных памятников, а общего характера улиц, дворов и усадеб. Проще говоря, бороться с «сувенирным» подходом к наследию, который в наибольшей степени отражала линия памятников-матрёшек, выставленных на обозрение у фасада гостиницы «Россия». Добиваться постоянства этажности, сохранения привычных силуэтов и планировки старинных кварталов. Александр Можаев Краеведение без краёв
16 сентября 202012:30
Никто не уйдёт непроращённым
После некоторого перерыва продолжаем цикл «Письма из Висконсина» – околокраеведческие вести из затерянного на просторах американского севера штата, в котором, по счастью, редко что происходит. Нынешнее лето, впрочем, было омрачено расовыми волнениями, а город Кеноша бурлит по сию пору. Однако автору этих строк минувшие дни более всего запомнятся отрадным разнообразием местного животного мира. Александр Можаев Краеведение без краёв
06 июля 202016:25
Война с памятниками: ничего личного
Здравствуйте, друзья! Мы ведём репортаж из штата Висконсин, где относительно скромные и уже поутихшие уличные беспорядки на днях имели некоторое продолжение. И в нашем тихом углу наконец завалили пару исторических статуй – завалили бы больше, да больше не было. Александр Можаев Краеведение без краёв
Читайте также