Александр Можаев Краеведение без краёв Все записи автора
Александр Можаев
16 октября, 2020 12:19

В рамках мер по сохранению

Тем, кому так или иначе приходится быть в курсе столичных градостроительных скандалов, хорошо знакомо модное слово «регенерация». Это юридический термин, помогающий обеспечивать сохранность исторической среды наших городов, добиваться не выживания отдельных архитектурных памятников, а общего характера улиц, дворов и усадеб. Проще говоря, бороться с «сувенирным» подходом к наследию, который в наибольшей степени отражала линия памятников-матрёшек, выставленных на обозрение у фасада гостиницы «Россия». Добиваться постоянства этажности, сохранения привычных силуэтов и планировки старинных кварталов.

ЖК «Меценат», архитектурная мастерская «Студия Уткина».ЖК «Меценат», архитектурная мастерская «Студия Уткина».

Впервые этот термин громко прозвучал в 2010-м, в дни так называемого Кадашевского противостояния. Если помните, инвестор планировал выстроить рядом со знаменитой церковью Воскресения шестиэтажный жилой комплекс – ничего ценного он при этом как бы не сносит или уже снёс, а высота по московским меркам более чем скромная, и так пришлось брать себя в руки. Однако противники проекта настаивали на том, что по закону в охранной зоне храма запрещено новое строительство, а возможна лишь эта самая регенерация – не буквальное повторение утраченной исторической застройки, но попадание в её масштаб, плотность, высотность и в некий общий характер, обеспечиваемый использованием традиционных материалов, скатных крыш и тому подобного.

Был спор о том, что брать за историческую основу: особняки купеческого периода или пришедшую им на смену фабричную застройку конца XIX века? Заказчик выбрал второй вариант, и к 2019 году в Кадашах был реализован жилой комплекс из 2–3-этажных таунхаусов «кирпичного стиля». Масштаб прилегающей к храму среды сохранён, режим охранной зоны исполнил свою роль, а Москва получила положительный опыт и важный судебный прецедент: «...Строительство объекта на месте сносимых зданий не может быть признано регенерацией квартала, поскольку возведение нового объекта капитального строительства не является восстановлением утраченных элементов ансамбля».

Усадьба Алексеевых на улице Бахрушина: «На участке, попадающем в пределы охранной зоны, предусмотрена историческая регенерация с сохранением стилистических фасадных и высотных характеристик».Усадьба Алексеевых на улице Бахрушина: «На участке, попадающем в пределы охранной зоны, предусмотрена историческая регенерация с сохранением стилистических фасадных и высотных характеристик».

Но это судебное решение 2011 года, принятое вскоре после отставки Лужкова. Пример так и остался единственным, зато с тех пор реализован целый ряд проектов, в которых под вывеской регенерации происходил намеренный снос и строительство, якобы восполняющее образовавшуюся пустоту в новых габаритах. Сейчас велика вероятность нового строительства на Страстном бульваре, 11, «в рамках мер по сохранению историко-градостроительной среды». Замечательный своею сохранностью статусный памятник (1890-е, прекрасные интерьеры) имеет задний двор, где в начале 1930-х размещался прототип ресторанной веранды дома МАССОЛИТа из «Мастера и Маргариты». Но в 2016 году департамент культурного наследия согласовал «регенерацию» посредством строительства гостиничного комплекса впритык к памятнику.

Усадьба Елагина на Страстном бульваре, версия Моспроекта-2.Усадьба Елагина на Страстном бульваре, версия Моспроекта-2.

Какое логическое отношение это может иметь к сохранению старинной усадьбы? Авторы проекта полагают, что «нейтральное стилевое решение не нарушит приоритет объекта культурного наследия». А коли так, то и беспокоиться не о чем, тем более что инвестор в обмен на пять наземных и четыре подземных этажа в центре столицы берёт на себя героическое обязательство реставрации того, что в итоге останется от усадьбы. Как говорил в таких случаях вышеназванный Юрий Лужков, «закон – не догма, а повод пофилософствовать».

Совершенно такая же логика лежит в основе двух новых скандалов, на Ивановской горке и в Китай-городе. Чиновники не просто прикрывают шулерские комбинации застройщиков, но открыто озвучивают новые трактовки регенерации, не смущаясь очевидным противоречиям тексту действующего федерального закона.

В московских новостях последних недель не раз звучало имя Ивановской горки – территории меж Покровкой и Хитровкой, отличающейся исключительной сохранностью исторической застройки XVII–XIX веков, а также тем, что жилья здесь до сих пор значительно больше, чем учреждений, заведений и офисов. Следствием этого стало наличие территориального сообщества, понимающего ценность своей среды обитания и готового отстаивать общие интересы. В последние 10 лет местным жителям дважды удавалось остановить большие строительные проекты. Оба раза речь шла о строительстве на месте типовых советских зданий, оба раза инвесторы уверяли, что ничего ценного снесено не будет, а район только выиграет от насыщения новыми функциями. Но жители сумели вежливо отказаться от навязываемых услуг и обменять коммерческие новостройки на общественный парк и городскую площадь со сквером.

И вот – удивительно похожая ситуация в Колпачном переулке. Снова проект бизнес-центра на месте типового, но технически исправного здания в охранной зоне, и снова та же риторика – ничего ценного не пострадает, вторжение в историческую среду будет «бережным» и обеспечит «гармоничное развитие и сохранение идентичности городского пространства». Главный архитектор проекта Алексей Гинзбург сообщает: «Всё будет происходить в режиме регенерации, не предусматривающем сколько-нибудь существенного увеличения площадей».

Однако в основе критики проекта с самого начала стоят простые цифры. Документ, подписанный Гинзбургом, подтверждает, что строительный объём реконструируемого здания увеличивается более чем вдвое – с 20 до 50 тысяч кубометров. «Вдвое – это не несущественно, это противозаконно», – говорят критики. «Как посмотреть», – отвечают застройщики. Их логику понятнее всех озвучил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов: «Делается это не для того, чтобы заработать деньги, а просто чтобы здание стало используемым».

Казалось бы, четыре этажа в хорошем месте, приходи и пользуйся, но, как говорил в таких случаях коллега вышеназванного Лужкова Шалва Чигиринский, «пора отходить от менталитета черни». Нельзя просто так взять и использовать дом, не оснащённый подземным паркингом и панорамным пентхаусом! А охранные зоны – они же людьми нарисованы: сегодня одни, завтра, глядишь, другие, потому что город должен развиваться.

Пустырь в центре 4-го квартала: воссоздание 3-этажного памятника или 6-этажная новостройка.Пустырь в центре 4-го квартала: воссоздание 3-этажного памятника или 6-этажная новостройка.

Совсем недавно департамент культурного наследия обозначил свою трактовку понятия регенерации в официальном ответе на возражения к проекту градостроительных регламентов так называемого Четвёртого квартала. Это второй квартал от Кремля, сразу за ГУМом: Богоявленский монастырь, Ильинская церковь, Тёплые ряды, купеческие подворья. Регламенты – это ограничения, накладываемые на строительную деятельность в охранных зонах. Новый документ одобряет возможность надстройки внутренних корпусов Шевалдышевского подворья XIX века (Никольская, 4) и строительства шести этажей на месте частично снесённых в 2006 году трёхэтажных корпусов Тёплых торговых рядов. Конечно, снова в режиме сохранения и регенерации.

В ответ на поданные возражения департамент прежде всего напомнил юридическую формулировку: регенерация – восполнение утраченных элементов или характеристик. А далее уточнил, что к характеристикам относятся и масштабные показатели застройки. И, поскольку на сегодняшний день на территории квартала № 4 исторически сложилась 3–4–6-этажная застройка, то шесть этажей не противоречат понятию регенерации, тем более что высотность будет изменена лишь в дворовой части владений.

Богоявленский монастырь, вид от собора на Никольский пассаж в Ветошном переулке.Богоявленский монастырь, вид от собора на Никольский пассаж в Ветошном переулке.

Во-первых, таким образом заявляется тактика сохранения фасадных, уличных видов в обмен на внутриквартальное строительство, делающее из старого города чучело, набитое пластмассовыми опилками. Во-вторых, откуда взялись эти «исторически сложившиеся» шесть этажей? До 1917 года на территории квартала самими высокими были 4-этажные дома. Один из них (Ветошный, 13) в советские годы получил блочную надстройку, которая в 2000-х была воспроизведена в более пристойных материалах. Эту надстройку действительно не видно с улиц, но посмотрим на неё из монастырского двора. Можно сказать – диссонанс и вторжение, а можно – «тактичное стилистическое решение бережно внедрённой в квартал новостройки не нарушает приоритетов восприятия и способствует мерам по сохранению исторической идентичности». Но неважно, кто что скажет, важно, что смысл охранной зоны состоит в охране, в максимальном ограничении нового, а не в поисках путей творческого развития.

Логика департамента фактически означает: «Коготок увяз – всей птичке пропасть». Воссозданию подлежит не снесённое несколько лет назад здание, а некая условно усреднённая среднеквартальная «характеристика». За характеристику принимается наличие одного высокого дома (вернее, современной надстройки!), к которому предлагается подтягивать высоту соседних. В сущности, это происходит в Москве последние лет 30, но прежде у наступления на историческую среду не было столь сформулированной базы «в рамках мер» по её же собственному сохранению.

Другие записи автора

16 сентября, 202012:30
Никто не уйдёт непроращённым
После некоторого перерыва продолжаем цикл «Письма из Висконсина» – околокраеведческие вести из затерянного на просторах американского севера штата, в котором, по счастью, редко что происходит. Нынешнее лето, впрочем, было омрачено расовыми волнениями, а город Кеноша бурлит по сию пору. Однако автору этих строк минувшие дни более всего запомнятся отрадным разнообразием местного животного мира. Александр Можаев Краеведение без краёв
06 июля, 202016:25
Война с памятниками: ничего личного
Здравствуйте, друзья! Мы ведём репортаж из штата Висконсин, где относительно скромные и уже поутихшие уличные беспорядки на днях имели некоторое продолжение. И в нашем тихом углу наконец завалили пару исторических статуй – завалили бы больше, да больше не было. Александр Можаев Краеведение без краёв
17 июня, 202011:26
Эксперты-киллеры на службе у застройщиков
Положение о Государственной историко-культурной экспертизе (ГИКЭ), призванное противодействовать коррупции в сфере охраны наследия, принято почти 11 лет назад. Этот подзаконный акт определил лицензированного эксперта наблюдающим «третьим лицом» между заказчиком проекта и согласующим департаментом. За эти годы стали очевидны недостатки положения – непрозрачность аттестации экспертов, ненормированная оплата их труда и отсутствие обозначенной ответственности. Всё это создаёт прекрасные условия для злоупотреблений. Возникла странная ситуация: раньше градозащитники узнавали о коварных планах застройщиков от самих риелторов, а теперь лучше следить за одобренными экспертами проектами объектов наследия, «направленных на сохранение». Александр Можаев Краеведение без краёв
16 мая, 202010:10
По просьбам трудящихся
Среди американских достопримечательностей, достойных безусловного краеведческого интереса, важное место занимает так называемая низовая демократия. Все, конечно, слышали о том, как она когда-то противостояла вьетнамской войне или относительно недавно добилась официального разрешения на кормление грудью в общественных местах. Но также имеется огромное количество более скромных достижений, делающих комфортной повседневную жизнь городов и селений. Александр Можаев Краеведение без краёв
04 мая, 202012:58
Девиант не пройдёт
Америка, как известно, страна контрастов, и страшные сказки про дикость и нищету здешней провинции во многом правдивы (супруга моя была проездом в Абердине, на родине Курта Кобейна, и говорит, что в целом понятно, отчего он вырос такой нервный). Однако провинция Висконсин, из которой я пишу эти письма невидимому другу, в самом деле хороша и плодородна, а губернский город Мэдисон – почти безупречен. Был бы я царь и имел возможность здесь что-нибудь улучшить в плане городского и коммунального устройства, пожалуй бы, призадумался. Александр Можаев Краеведение без краёв
Читайте также