Александр Можаев Краеведение без краёв Все записи автора
Александр Можаев
15 декабря, 2020 12:41

На расстоянии протянутой свиньи

В город, в котором редко что-нибудь происходит, в добропорядочный Мэдисон, штат Висконсин, предсказуемо пришла вторая волна ковида. Штат, ранее пребывавший в третьей десятке общей американской статистики, вышел на заметное десятое место. Однако принимаемые властями меры пока что гуманнее весенних.

На афишных тумбах печалятся потрёпанные анонсы апрельских концертов, закрыты кинотеатры, рухнули надежды на осенний футбольный сезон, школьники на удалёнке. Но магазины и кафе работают на летних условиях, даже ввиду тяжёлых статистических последствий празднования Дня благодарения (в декабре ежедневная ковидная смертность в штате перешагнула отметку 3000). Этот народный праздник не зря вызывал особую тревогу у властей, так как традиционно страна массово мигрирует из разных городов в гости к старшим родственникам. Власти настойчиво рекомендовали ограничить передвижения и ввели запрет на вечеринки с участием не проживающих под одной крышей собутыльников, но закрывать границы штатов не стали – для значительной части населения попытки посягнуть на семейные традиции не менее оскорбительны, чем попытки ограничить торговлю оружием.

Здесь, как известно, раскол между условно верующими и неверующими в карантин прошёл по партийной линии. Республиканцы следом за своим президентом предлагали не бздеть и прорываться, демократы призывали к осторожности.

В нашем штате эта линия совпадает с географией, очерчивая границы больших университетских городов, а иногда (в небольших городах) – только университетских кампусов. В столице штата за демократов проголосовало около трёх четвертей избирателей, и я не видел здесь частной республиканской агитации (агитировать принято стандартными табличками с именами кандидатов, устанавливаемыми на придомовых газонах). Но стоит выехать из города, картина меняется – чем дальше в глушь, тем выразительнее: среди пустынных прерий Южной Дакоты доводилось наблюдать титанические конструкции с надписью: «God save Donald Trump».

Сторонники демократов также выставляют на своих газонах однотипные лозунги за всё хорошее: про BLM, про то, что «мы рады вам, откуда бы вы ни понаехали», про «сделаем Америку умной опять», про (перефразируя, так сказать, красноармейца Сухова) «женщина – она тоже человек». И в обязательном порядке – «Science is Real» («Наука реальна»). Эта, казалось бы, аксиома намекает на то, что среди республиканцев много олдскульных христиан, отрицающих Дарвина и динозавров. А заодно, как правило, и ношение масок.

Студентам колледжей рассказывают про иерархическую пирамиду доказательств, в которой вершиной является метаанализ (объединение результатов многих официальных исследований, для ковида ещё не сформированное), а нижней, восьмой, ступенью считаются мнения отдельных экспертов в соответствующей области. То есть то, на что обычно ссылаются спорящие в социальных сетях обыватели: вот письмо неких бельгийских врачей, а вот его опровержение. Зато центр по контролю заболеваемости штата в своих директивах ссылается на разработки признанных научных групп, а стало быть, жителям университетского города подобает доверять решениям властей – до тех пор, пока другая признанная научная группа не докажет их ошибочность.

Благодаря этому ношение масок в общественных местах в Мэдисоне сразу вошло в правило и стало знаком принятого здесь взаимного уважения, а не общей тревожности. Я лишь сейчас случайно узнал, что с июля введён штраф в 200 долларов за присутствие без маски в общественном пространстве. Ни разу не видел, чтобы им угрожали даже письменно (предостережения в магазинах), а чтобы быть оштрафованным – надо нарываться, упрямо и уверенно.

В больших городах другие страсти: немало случаев драк в супермаркетах, где одни посетители наотрез отказываются соблюдать карантинные правила, а другие посетители (либо охранники) их за это крепко метелят. Народ на нервах, а иногда и при оружии – весной в Мичигане на этой самой почве произошло убийство охранника. После чего несколько крупных сетевых маркетов заявили, что отказываются исполнять полицейские функции и вступать в прения с посетителями без масок, потому что жизнь персонала дороже принципов.

Занятно, что именно маски стали основным камнем преткновения. С одной стороны, совсем не панацея, с другой – меньшее из неудобств, причинённых пандемией, а столько ругани именно по этому вопросу.

Очевидно, они стали условным символом социальной солидарности, сознательной общей ответственности для одних, а для других – тупой общей покорности.

Но жители (независимо от политических предпочтений) спокойнее относятся к вводимым ограничениям, когда в действиях властей видны логика и уважение к проблемам трудящегося населения. В Мэдисоне ставка сделана на разъяснительную, а не карательную тактику, и поэтому граждане имеют повод добровольно объединяться ради помощи затрудняющемуся государству, а не ради публичной демонстрации презрения его паршивым чиновникам.

Осенью горожане сомневались, позволяет ли их гражданская ответственность приглашать детей на хеллоуинские колядки. Обсудив в соцсетях, постановили следующее: конфеты не раздавать в руки, а пулять по специально оборудованным трубам или горкам. То есть хозяин дома пуляет, а дети у крыльца подставляют лукошки – им этот дополнительный аттракцион дико понравился.

В то же время именно здесь я увидел одно из самых абсурдных карантинных нововведений – на репетициях духовой секции оркестра, в котором играет моя дочь. С тех пор как дудеть друг на друга в помещениях стало небезопасно, репетиции были вынесены на улицу и выглядели следующим апокалиптическим образом. На парковке стоял тент без стенок, под которым с интервалом в три метра рассаживали десяток юных музыкантов. На них надевались маски с прорезями для инструментов, на инструменты – наволочки для подушек (можно купить специальный «ковидный» чехол для фагота, но это полсотни долларов). Играли в любую погоду, включая бьющий в спины косой октябрьский дождь. Ничего, дети справились. Говорят, чудачество было продиктовано не лишним рвением дирекции, а лютым страхом перед родительскими судебными (случись чего) исками.

А летом мы ездили в Кордильеры, и на продувных горных тропах, на высоте, где голова начинает кружиться от нехватки кислорода, я встречал туристов в масках, которые обходили меня, безмасочного, по осыпающемуся склону с дотошным соблюдением социальной дистанции в шесть футов. У них там для пущей ясности дистанцию на пояснительных транспарантах обозначают одним медведем, а у нас, в крестьянском Висконсине, – одной коровой или двумя свиньями. Но безо всяких свиней очевидно, что скоро появятся те, кто будет спать в масках, потому как мало ли что и нос не мёрзнет. Пускай спят, дело житейское.

В ситуации затянувшейся неведомой фигни и невозможности повлиять на неё лично маски для многих – единственное, с чем можно реально бороться, и это успокаивает. А других успокаивает обратное – не расставаться с ними ни днём ни ночью. Но я вот что заметил: спорящие в целом делятся на тех, кто не боится заразиться, и тех, кто боится заразить. Доводы и выводы при этом могут быть разными, но стоящая за ними мотивация всё равно заметна. А степень возмущения граждан масочным вопросом, вероятно, может отражать меру эффективности действий местных государственных органов.

Как сказал мой здешний сосед Андрей (тот, который с Таганки), «а чего меня агитировать? У меня жена медик, и я не по слухам знаю, каково сейчас больницам. Переболеем все, и ладно, только я по возможности подожду менее трудного для них момента».

Другие записи автора

16 октября, 202012:19
В рамках мер по сохранению
Тем, кому так или иначе приходится быть в курсе столичных градостроительных скандалов, хорошо знакомо модное слово «регенерация». Это юридический термин, помогающий обеспечивать сохранность исторической среды наших городов, добиваться не выживания отдельных архитектурных памятников, а общего характера улиц, дворов и усадеб. Проще говоря, бороться с «сувенирным» подходом к наследию, который в наибольшей степени отражала линия памятников-матрёшек, выставленных на обозрение у фасада гостиницы «Россия». Добиваться постоянства этажности, сохранения привычных силуэтов и планировки старинных кварталов. Александр Можаев Краеведение без краёв
16 сентября, 202012:30
Никто не уйдёт непроращённым
После некоторого перерыва продолжаем цикл «Письма из Висконсина» – околокраеведческие вести из затерянного на просторах американского севера штата, в котором, по счастью, редко что происходит. Нынешнее лето, впрочем, было омрачено расовыми волнениями, а город Кеноша бурлит по сию пору. Однако автору этих строк минувшие дни более всего запомнятся отрадным разнообразием местного животного мира. Александр Можаев Краеведение без краёв
06 июля, 202016:25
Война с памятниками: ничего личного
Здравствуйте, друзья! Мы ведём репортаж из штата Висконсин, где относительно скромные и уже поутихшие уличные беспорядки на днях имели некоторое продолжение. И в нашем тихом углу наконец завалили пару исторических статуй – завалили бы больше, да больше не было. Александр Можаев Краеведение без краёв
17 июня, 202011:26
Эксперты-киллеры на службе у застройщиков
Положение о Государственной историко-культурной экспертизе (ГИКЭ), призванное противодействовать коррупции в сфере охраны наследия, принято почти 11 лет назад. Этот подзаконный акт определил лицензированного эксперта наблюдающим «третьим лицом» между заказчиком проекта и согласующим департаментом. За эти годы стали очевидны недостатки положения – непрозрачность аттестации экспертов, ненормированная оплата их труда и отсутствие обозначенной ответственности. Всё это создаёт прекрасные условия для злоупотреблений. Возникла странная ситуация: раньше градозащитники узнавали о коварных планах застройщиков от самих риелторов, а теперь лучше следить за одобренными экспертами проектами объектов наследия, «направленных на сохранение». Александр Можаев Краеведение без краёв
16 мая, 202010:10
По просьбам трудящихся
Среди американских достопримечательностей, достойных безусловного краеведческого интереса, важное место занимает так называемая низовая демократия. Все, конечно, слышали о том, как она когда-то противостояла вьетнамской войне или относительно недавно добилась официального разрешения на кормление грудью в общественных местах. Но также имеется огромное количество более скромных достижений, делающих комфортной повседневную жизнь городов и селений. Александр Можаев Краеведение без краёв
Читайте также